Журнал "Научное Образование" в eLIBRARY.RU

  • na-obr@mail.ru
  • Статьи в следующий номер журнала принимаются по 31.08.2024г.

   Регистрационный номер СМИ: ЭЛ № ФС 77 - 74050 от 19.10.2018г. Смотреть

   Свидетельство регистрации периодического издания: ISSN 2658-3429 Смотреть

   Договор с ООО "НЭБ" (eLIBRARY.RU): № 460-11/2018 от 21.11.2018г.

 
kn2
 
 
kn3
 
 
kn4
 

К вопросу о допустимости использования понятия «достоинство» в формулировке «унижение достоинства группы лиц»

Дата публикации: 2020-11-19 22:06:55
Статью разместил(а):
Валеева Лилия Рамилевна

К вопросу о допустимости использования понятия «достоинство» в формулировке «унижение достоинства группы лиц» в ст. 282 УК РФ

On the question of the permissibility of using the concept of "dignity" in the wording "humiliation of the dignity of a group of persons" in article 282 of the criminal code of the Russian Federation

 

Автор: Валеева Лилия Рамилевна

УФ ФГБОУВО «РГУП», г. Челябинск, Россия.

e-mail: mercury-96@mail.ru

Valeeva Lilia Ramilevna

RSUJ, Chelyabinsk, Russia.

Тематическая рубрика: Юриспруденция и право.

 

Аннотация. Статья посвящена правовой оценке понятия «унижение достоинства группы лиц» в ст. 282 УК РФ в контексте судебной практики и изменений законодательства в силу частичной декриминализации ст. 282 УК РФ. Рассматриваются различные подходы к определению допустимости использования понятия «достоинство» в формулировке «унижение достоинства группы лиц» в ст. 282 УК РФ в научной доктрине.

Annotation. The article is devoted to the legal assessment of the concept of "humiliating the dignity of a group of persons" in article 282 of the criminal code in the context of judicial practice and changes in legislation due to the partial decriminalization of article 282 of the criminal code. Various approaches to determining the permissibility of using the concept of "dignity" in the wording "humiliation of the dignity of a group of persons" in article 282 of the criminal code of the Russian Federation in scientific doctrine are considered.

Ключевые слова: унижение достоинства группы лиц, возбуждение ненависти либо вражды, унижение человеческого достоинства.

Keywords: humiliation of a group of persons, inciting hatred or hostility, humiliation of human dignity.

Тематическая рубрика: Юриспруденция и право.

 

Преступления экстремисткой направленности (статьи 282–282.3 УК РФ) являются предметом научного изучения в силу проблем правоприменения как на этапах возбуждения уголовного дела, расследования преступления, так и при вынесении судом решений в рамках уголовного судопроизводства.

Актуальность также формирует декриминализация первичного экстремизма (положений ст. 282 УК РФ), а также вступление в силу в 2019 г. статьи 20.3.1 КоАП – «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства».

Статистика судебного департамента при Верховном Суде РФ отражает соответствующие последствия изменений законодательства: если за 2018 г. по рассматриваемым составам преступлений были осуждены 459 человек, то за первую половину 2019 г. – 56 человек, что явно свидетельствует о количественном уменьшении числа осужденных.

Несмотря на положительную динамику в правоприменении, не все предложения, высказываемые правозащитниками, нашли отражение в законодательстве. Так, в рамках реализации п.10 Перечня поручений Президента Российской Федерации от 26 июня 2018 г. № Пр-1076 в котором поручалось провести анализ использования в правоприменительной практике понятий «экстремистское сообщество» и «преступление экстремистской направленности», Совет при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека сформулировал Рекомендации по совершенствованию законодательства о противодействии экстремизму и практики его применения. В качестве факторов, диктующих необходимость изменения уголовного закона в рассматриваемой сфере, называется широкое, а иногда и ошибочное толкование норм права, а также предлагается «исключить формулировку «унижение достоинства» группы лиц, оставив только «возбуждение ненависти», поскольку первая формулировка на практике сопоставима с оскорблением, которое является административным правонарушением, а не уголовным преступлением. Также предлагается исключить из ст. 282 УК РФ формулировку «принадлежности к какой-либо социальной группе», т.к. это понятие содержит правовую неопределенность и порождает в правоприменительной практике такие спорные «социальные группы», как «атомщики», «ватники», «депутаты Госдумы» и т.п.».

Полагаю, такой фокус Совет при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека на формулировке понятия «унижение достоинства группы лиц» обусловлен резонансными уголовными делами последних лет, вызывающими вопросы относительно определения группы лиц в обществе и среде правоприменителей.

В ч. 1 ст. 282 УК РФ содержится следующая формулировка: «действия направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе». Считаю возможным далее указывать – «группы лиц».

Возникает вопрос о допустимости применения категории «достоинство» к группе лиц и соотношении достоинства человека и достоинства группы лиц, в контексте того, что понятие «группы лиц» применительно к группам по ст. 282 УК РФ, а также «социальной группы» отсутствует в уголовном законодательстве. При том, что бытовое восприятие термина «достоинство» неразрывно связано с ощущениями человека, личности.

В первую очередь необходимо разрешить вопрос о научном восприятии проблематики достоинства группы лиц в контексте ст. 282 УК РФ.

М.А. Осадчий считает, что ст. 282 УК РФ предусматривает ответственность за возбуждение негатива к отдельному лицу на основе практически любой групповой принадлежности [1].

А.В. Петрянин вводит критерий того, что «социальная группа» — это группа, отличающаяся от посягателей по признакам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной принадлежности, что и явилось причиной противоправного (преступного) поведения [2].

А.А. Арямов указывает, что в нормах международного права содержится указание на то, что понятие достоинства может характеризовать не только отдельно взятого человека, но и сообщество людей [3].

А.Р. Ратинов высказывает позицию о невозможности рассмотрения группы, как носителя достоинства, обосновывая это отсутствием органов восприятия отрицательной информации группой, как надындивидуальным субъектом. Отмечается отсутствие практического применения категории социальной психологии – «социальных чувств» [4].

Е.А. Авдеева указывает, что объективный момент, который формирует ряд параметров, связанных с принадлежностью к определенной социальной общности, не является свидетельством существования коллективного достоинства [5].

Из приведенной выборки позиций видно, что ряд авторов занимает диаметрально противоположные точки зрения, с абсолютно разной мотивировкой своих позиций. Полагаем, что такое положение дел обусловлено различным восприятием значения социальных связей для оценки унижения достоинства. Безусловно, анализ таких признаков, которые возможно использовать для объединения людей в группы как раса, национальность, происхождения, религия, убеждения, сексуальная ориентация, пол и др. находит отражение как в законодательных гарантиях (например, в гл. 2 Конституции РФ), так и в судебной практике.

Верховный Суд РФ конкретизирует, что унижение чести и достоинства - это отрицательная оценка личности в обобщенном виде, направленная на ее дискредитацию, подрыв авторитета человека, как в глазах окружающих, так и в своих собственных, так как честь и достоинство – нравственные категории, связанные с оценкой личности окружающими и самооценкой человека в его сознании конкретной личностью [6].

Соответственно, возникает вопрос, насколько допустимо использовать нравственные категории, связанные с оценкой и самооценкой, как указывает Верховный Суд РФ выше, применительно к группам лиц.

Таким образом, ситуация требует либо конкретизации категории «достоинства группы лиц» хотя бы посредствам более детального формулирования пояснений Верховным Судом РФ, либо конкретизации групп лиц для более четкого правоприменения и исключения инсинуаций в указанных сферах.

Полагаю применительно к группам лиц более взвешенным выглядит использования понятий «ненависть» и «вражда» также содержащихся в ч. 1 ст. 282 УК РФ.

Предлагаю внести изменения в Уголовный кодекс РФ посредствам исключения формулировки «унижение достоинства» группы лиц в ст. 282 УК РФ. При этом достоинство личности воспринимается как верная формулировка, соотносимая с положениями Конституции РФ и международного законодательства.

 

Список литературы:

1. Осадчий М.А. Использование лингвистических познаний в расследовании преступлений, предусмотренных статьей 282 Уголовного кодекса РФ / М. А. Осадчий // Право и безопасность. – 2007. – № 3–4 (24–25).

2. Петрянин А.В. Противодействие преступлениям экстремистской направленности: уголовно-правовой и криминологический аспекты: автореф. дис. … докт. юрид. наук / А.В. Петрянин . – М., 2014. – 50 с.

3. Арямов А.А. Механизм уголовно-правовой защиты чести и достоинства / А.А. Арямов, В.С. Пономаренко. – М. : Юрлитинформ, 2010. С. 289–310.

4. Ратинов А.Р. Ответственность за разжигание вражды и ненависти. Психолого-правовая характеристика / А.Р.Ратинов, М.В.Кроз, Н.А.Ратинова. – М. : Юрлитинформ, 2005. – С. 84–85.

5. Авдеева Е.А. Унижение человеческого достоинства как признак объективной стороны состава преступления, предусмотренного ст. 282 УК РФ / Е.А. Авдеева – Барнаул: Вестник Алтайской академии экономики и права. – 2014. – 2 (34). – С. 104.

 

. . . . . . .

technologi.site