Проблема перевода сленга "надсат" на русский язык в романе Энтони Берджесса "Заводной апельсин"

Дата публикации: 2019-11-07 23:32:24
Статью разместил(а):
Балгужинова Баянслу Танирбергеновна

Проблема перевода сленга "надсат" на русский язык в романе Энтони Берджесса "Заводной апельсин"

The problem of translating slang "nadsat" into Russian in Anthony Burgess's novel "A Clockwork Orange"

 

Автор: Балгужинова Баянслу Танирбергеновна

ФГБОУ ВО "Оренбургский Государственный Педагогический Университет", Оренбург, Россия.

e-mail: baya2302010305@mail.ru

Balguzhinova Bayanslu

Orenburg State Pedagogical University, Orenburg, Russia.

e-mail: baya2302010305@mail.ru

 

Аннотация: В данной статье ставится задача рассмотреть основные аспекты проблемы переводимости сленга «НАДСАТ» на русский язык в романе Энтони Берджесса «Заводной апельсин». Статья также демонстрирует роль фонетики в изучении иностранных языков, значение фонетических особенностей изучаемого сленга.

Annotation: The article aims to consider the main aspects of the problem of translation of slang "NADSAT" into Russian in Anthony Burgess's novel "Clockwork orange". The article also demonstrates the role of phonetics in the study of foreign languages, the importance of phonetic features of the studied slang.

Ключевые слова: сленг, перевод, Э. Берджесс, «Заводной апельсин».

Keyword: slang, translation, E. Burgess, "a Clockwork orange».

Тематическая рубрика: Гуманитарные науки.

 

Данная статья посвящена рассмотрению особенностей вымышленного сленга «Надсат» в романе американского писателя Энтони Берджесса «Заводной апельсин» и способов его перевода на русский язык. В статье изложено краткое описание сюжета, особое внимание уделяется структуре «Надсата», дается описание его функций и объясняется происхождение его названия, обосновывается снабжение книги оригинала специальным словарем “Glossary of Nadsat Language” с примерами, дана классификация окказионализмов, использованных в романе-антиутопии, согласно способу их образования. В работе приводится определение термина перевод, перечисляются основные трудности и задачи переводчика при переводе сленга «Надсат» на русский язык. Также представлен сопоставительный анализ переводов В.Б. Бошняка и Е. Синельщикова с оригинальным текстом романа.

При анализе переводов учитывались такие факторы, как выбор написания сленговых слов (латиницей у В.Б. Бошняка и кириллицей иностранных слов у Е. Синельщикова), сохранение структуры предложения или ее нарушение, стилевая окраска вымышленного сленга, умение сохранить игру слов оригинала, наличие или отсутствие пояснений к «Надсату», замена сленговых слов русскими жаргонизмами, эквивалентность и адекватность перевода, выделение сленга из потока речи главных персонажей, затруднение понимания сленговых слов русским читателем, снабжение книги словарем окказионализмов или его отсутствие, употребление обесцененной лексики. В работе обосновывается выбор предпочтительного варианта перевода (В.Б. Бошняка), однако также отмечается, что оба варианта имеют ряд недостатков и не являются эквивалентными переводами. 

«Заводной апельсин» – роман-антиутопия американского писателя Энтони Берджесса, написанный в 1962 году. В основу сюжета положена история о четырех друзьях, которые являют собой воплощение подростковой жестокости и агрессии.

Особенностью произведения является вымышленный сленг «Надсат», который представляет собой смешение английского и русского языков. В нем используются синтаксическая структура английского языка и лексика, созданная Берджессом на основе русского языка, например, droogs – друзья или mesto – место.

Название сленга происходит от окончания русских числительных от одиннадцати до девятнадцати – возраст главных персонажей романа.

Изобретение нового языка имеет несколько функций. Прежде всего, по словам самого автора, он хотел создать книгу вне времени. Если бы герои говорили на сленге 60-х годов, он бы вскоре устарел. Таким образом, Энтони Берджесс вводит в произведение вымышленный сленг. Его идея также заключалась в том, чтобы читатель, не зная русского языка, смог понять значение сленговых слов из контекста: “Our pockets were full of deng…” [1, 2].

Введение вымышленного языка также призвано создать функцию отстранения от окружающего мира и установить связь между главным героем и читателем. Необходимо добавить, что Энтони Берджесс снабдил книгу словарем для толкования окказионализмов под названием “Glossary of Nadsat Language”, включающим 241 слово с переводом на английcкий язык для удобства читателя,например:

Appypollyloggy – apology; 

Baboochka– old woman; 

Baddiwad – bad;

Banda – band;

Bezoomny – mad.

Согласно классификации А.В. Юровских, слова данного сленга можно разделить на несколько групп.

Слова, в состав которых входят корни русского происхождения, но сохранившие английский грамматический строй: moloko – молоко, peet – пить. Однако некоторые окказионализмы были подвержены сокращению, например, глаголы, в которых была опущена последняя часть: viddy – видеть, pony – понимать. Некоторые существительные также претерпели изменения: veck – человек, biblio – библиотека.

Ко второй группе можно отнести слова, которые сочетают русские и английские морфемы: underveshches – нижнее белье (underwearи вещи). Сюда также можно отнести слова, которые были образованы путем словосложения: hen-korm – гроши (henи корм).

Слова, образованные путем заимствования корневых морфем из разных языков, за исключением русского и английского: cravat – галстук (от французского cravat), shlaga – клуб (от немецкого schlager).

К последней группе относятся авторские неологизмы, содержащие только английские морфемы: pop-disk (от английского pop-musicdisk) [2].

В ходе нашей работы мы обратимся только к первым двум группам классификации А.В. Юровских, поскольку остальные группы слов не содержат корней русского происхождения или русских морфем, а, значит, их перевод не представляет трудности.

Согласно Л.С. Бархударову, переводом называется процесс преобразования речевого произведения на одном языке в речевое произведение на другом языке при сохранении неизменного плана содержания, то есть значения [3, 11].

Основные задачи переводчика при переводе сленга «Надсат» на русский язык состоят в том, чтобы выделить его из потока речи и затруднить понимание окказионализмов для читателя.

Существуют два основных перевода романа: В.Б. Бошняка и Е. Синельщикова. Проведем сопоставительный анализ.

В.Б. Бошняк выделяет сленговые слова латиницей: «Компания такая: я, то есть Алекс, и три моих druga…» В отличие от Э. Берджесса, Владимир Борисович заменяет английское словосочетание “oo” на “u”, тем самым облегчая его восприятие для русскоязычного читателя [4, 7-8].

Переводчик употребляет окказионализмы в тех падежах, в которых они должны стоять по правилам русского языка,например: «подмешивать кое-что из новых shtutshek» [4, 7], «карманы у нас ломились от babok» [4, 8].

В некоторых случаях В.Б. Бошняк заменяет нейтральные слова, использованные в оригинале на сленговые, чтобы сохранить игру слов: «…причем Тем был и в самом деле парень темный, в смысле glupyi…» [4, 7]. Это же предложение звучит у Э. Берджесса как “Dimbeingreallydim” [1, 2]. Перевод сленговых слов не всегда эквивалентен оригиналу. Например, В.Б. Бошняк пишет «шевеля mozgoi» вместо “making up our rassoodocks” или «zavedenije» вместо “mesto” [4, 7]. Можно предположить, что переводчик нарочито употребляет слова, более низкие по стилю, чем в оригинале романа, чтобы приблизить речь героев к жаргону для русских читателей.

Энтони Берджесс дает пояснения к отдельным сленговым словам, значения которых трудно понять из контекста: “arooker (ahand, thatis)”, “litso (face, thatis) [1, 3]. В.Б. Бошняк сохраняет данные пояснения при переводе, хотя для русского читателя они не требуются: «ruker (рука, значит)», «morder (лицо, значит)» [4, 8]. Переводчик не включает словарь окказионализмов в книгу, так как их значения понятны.

Рассмотрим перевод Е. Синельщикова. Он употребляет английские слова, написанные русскими буквами вместо русских слов «Надсата»: «Мы сидим в молочном баре «Коровяка», дринкинг, и токинг, и тинкинг, что бы такое отмочить, чтобы этот прекрасный морозный вечер не пропал даром» [5].

Стоит отметить, что Е. Синельщиков использует русские жаргонизмы: папик, коровяка, менты, понятные читателю.

Однако в некоторых случаях переводчик добавляет информацию, которой не было в оригинале («Скучна-а-а! Хочется выть. «Коровяка» – место обычной нашей тусовки»), тем самым несколько искажая содержание произведения [5].

Чтобы сохранить игру слов “Dimbeingreallydim”, переводчик меняет имя главного героя на Кир «Кир (Кирилла-дебила)» [5].

Также Е. Синельщиков употребляет обесцененную лексику в тексте, чтобы сделать речь героев более грубой и ожесточенной [5].

Переводчик   снабжает   текст   словарем   под названием «Словесник к повести Э. Берджесса «Заводной апельсин». В нем даны русские эквиваленты к словам «Надсата»:

Айзы – глаза; 

Амбрелла – зонт;

Антишамбр – прихожая; 

Артиклз – статьи;

Аск – спрашивать [5].

Сопоставив два перевода романа, мы пришли к выводу, что вариант В.Б. Бошняка оказался более удачным. Слова «Надсата», записанные латиницей, резче выделяются из потока нейтральных слов. Однако понимание слов затруднено только написанием, а значение ясно и без контекста, так что одна из главных целей не достигнута. Использование сниженной по стилю лексики вместо нейтральных русских слов «Надсата» в отдельных моментах приближает речь героев к жаргону, чего и хотел добиться переводчик.

Вариант Е. Синельщикова не соответствует изначальным замыслам Энтони Берджесса. Английские слова, написанные по-русски, плотно вошли в обиход современного человека и стали интернациональными. Их смысл понятен каждому, а их использование в речи уже стало привычным. К тому же переводчик допускает много вольностей, отступая от оригинала. Это ведет к тому, что теряется авторский стиль. К тому же придуманный Энтони Берджессом язык «Надсат» был полностью переработан Е. Синельщиком, «адаптирован» для русского читателя. В результате мы видим не сленг американских подростков, а язык, созданный русским переводчиком.

Таким образом, предпочтительнее оказался перевод В.Б. Бошняка, в котором окказионализмы Энтони Берджесса бросаются в глаза. Тем не менее, оба перевода имеют как преимущества, так и недостатки, и ни один из них нельзя назвать совершенным, потому что при переводе многое из того, что хотел донести до читателя автор, к сожалению, утрачивается, так как ни В.Б. Бошняку, ни Е. Синельщикову не удалось сохранить главные функции «Надсата»: в русских переводах в его словах можно проследить принадлежность к конкретной исторической эпохе, а, значит, они устареют через какой-то промежуток времени; более того, читателю не приходится угадывать значение сленговых слов из контекста, потому что они все ему хорошо известны.

Стоит отметить, что, несмотря на существующую множественность переводов романа, русскоязычный читатель все еще нуждается в адекватном издании, так как даже один из самых удачных русскоязычных переводов в исполнении В. Бошняка (по мнению читательской аудитории) не является удовлетворительным. Более того, текст Бошняка представляет собой исключительно книжный вариант перевода, то есть его можно только читать. Учитывая, что существуют экранизации романа, «звучащий» вариант перевода представляется не менее востребованным даже в случае с переводом субтитров (считается, что режиссер С. Кубрик завещал показывать свой вариант «Заводного апельсина» в русском прокате исключительно с субтитрами).

Интересно, что в русскоязычном книжном пространстве доступными оказались только переводы, выполненные по 1-му и 2-му типу, тогда как варианты перевода, где в качестве основы для «надсата» использовался бы любой экзотичный иностранный язык, на данный момент недоступны русскому читателю. Судя по комментариям в сети Интернет, читательская аудитория желала бы ознакомиться с переводами такого типа, более того, подобные экспериментальные попытки уже предпринимались. Думается, что в случае с использованием экзотичного языка в качестве вторичного перевод теряет большую часть элементов языковой игры и, самое главное, символизм, связанный с использованием языковой пары «английский-русский». 

Следовательно, русский язык в том или ином виде должен быть сохранен в качестве основы «надсата», а это, как показывает практика, невозможно в случае перевода на русский. Все вышесказанное в очередной раз доказывает, что, несмотря на актуальность и востребованность, роман «Заводной апельсин» нельзя перевести на русский язык, из-за чего современные российские читатели, хорошо владеющие английским языком, вынуждены обращаться к оригиналу данного произведения. 

 

Список литературы:

1. Берджесс Э. Заводной апельсин: W. W. Norton&Company, 1986. С.2.

2. Бархударов Л.С. Язык и перевод. Международные отношения. М., 1975. С.11.

3. Берджесс Э.; перевод с английского В.Б. Бошняка. М.: АСТ, 2015. С.7.