Великий Туран: мечты и амбиции правительства Турции

Дата публикации: 2020-11-05 21:59:11
Статью разместил(а):
Борисевич Сергей Петрович

Великий Туран: мечты и амбиции правительства Турции

Great Turan: dreams and ambitions of the Turkish government

Автор: Борисевич Сергей Петрович

кандидат исторических наук, доцент, Филиал Сочинского государственного университета в г. Анапе, Россия.

e-mail: borisevich555@mail.ru

Borisevich Sergey Petrovich

Candidate of Historical Sciences, Associate Professor, the Branch of Sochi State University in Anapa, Anapa, Russia.

e-mail: borisevich555@mail.ru

 

Аннотация: В статье рассматриваются стратегические планы младотурецкого правительства по реализации мечты о создании новой глобальной империи “Велико Турции” в составе громадных территорий от Гибралтара до Китая. Добиться успеха младотурки рассчитывали, играя на противоречиях, существующих между великими державами, в отношении Турции.

Annotation: The article discusses the strategic plans of the young Turks government in realizing the dream of creating a new global Empire “great Turkey” in the vast territories from Gibraltar to China. The young Turks hoped to succeed playing on the contradictions against Turkey that exist between the great powers.

Ключевые слова: Турция, младотурки, военно-стратегические планы, Первая мировая война.

Keywords: Turkey, the young Turks, the military-strategic plans, First World War.

Тематическая рубрика: Гуманитарные науки.

 

Резкое осуждение политики Президента Франции Э. Макрона, вмешательство в дела Сирии и Нагорного Карабаха стали одним из многих за последние годы примеров агрессивной внешней политики Турции. Президент Р. Эрдоган дал понять мировому сообществу, что строит планы по резкому повышению политического влияния своей страны. Вырисовывается стремление превратить Турцию в лидера исламского мира, т.е. нового «тюркского мира», включающего Кавказ, Среднюю Азию, часть Российской Федерации (Крым, Северный Кавказ, Поволжье, Сибирь). Программа-оптимум – прибавить к тюркскому миру еще и пространство бывшей Османской империи, то есть Ближний Восток и Северную Африку.

Триполитанская и Балканские войны 1911-1913 годов считаются прелюдией Первой мировой войны. Поражения Турции вызвали в Османской империи глубокий политический кризис. Военными неудачами младотурок воспользовались их противники. Партия «Свобода и согласие» объединила вокруг себя оппозиционные организации и пришла к власти. 

Дальнейшее ослабление Турции серьезно подрывало позиции Германии и Австро-Венгрии на Балканах. Давние связи с прогермански настроенными офицерами позволяют создать заговор, во главе которого стояли руководители младотурецкого комитета “Единение и прогресс” Талаат-паша, Энвер-паша и Джемаль-паша. Координацию действий осуществлял посол Германии барон фон Вангенгейм.  

Членов триумвирата объединяло не только бесконечное честолюбие, все они были решительными сторонниками доктрины османизма – насильственной туркизации нетурецких народов империи. Доктрина предполагала равенство родового происхождения, религий, учений и т. п. во имя создания совместной родины, т.е. осуществление национальной политики на расовой основе.  Затем переход к объединению тюрок, населяющих Азию и Восточную Европу, и в итоге – возникновение великой политической нации. Эта форма объединения тюрок должна была послужить делу организации великой политической нации, которая сможет сохранить себя среди других великих наций, и в этом большом сообществе самую главную роль будет играть Османское государство – наиболее сильное, наиболее передовое и цивилизованное из тюркских обществ. Однако, национально-освободительное движение, охватившее почти все нетурецкие области империи (славянские, арабские, армянские и другие земли), в период ведения боевых действий 1909-1913 годов, окончательно разрушило иллюзию османизма. Для сплочения нации в качестве идеологической концепции лидеры младотурок решают опереться на идеи панисламизма и пантюркизма.

Пантюркизм имел глобальной целью политическое объединение всех тюркоязычных народов, живущих в Османской империи, России, Китае, Иране и Афганистане. Главным лозунгом движения становилась аксиома – «родина» для турок – это не Турция и не Туркестан, родина – это великая и вечная страна – Туран». Однако пантюркизм, как продолжатель османизма, имел в империи и много противников. Младотурки решили опереться на главную, цементирующую силу туранской общности, его религиозную основу – мусульман. Идеологи панисламизма утверждали, что первенство в мире должно принадлежать мусульманам. Все мусульмане должны были объединиться вокруг турецкого султана (халифа), повелителя Великого Турана и возродить Тюркский каганат от Тихого океана до Чёрного моря. В его состав входили территории Северного Китая (Маньчжурии), Монголии, Алтая, Восточного Туркестана, Западного Туркестана (Средней Азии) и Северного Кавказа. Младотурки объявили Турцию наследником гигантского каганата. При этом турки провозглашались «чистокровной высшей расой», которая призвана господствовать над всеми народами.

Правда, в правительстве понимали, что Турция в данный момент слаба для такой экспансии, поэтому глобальная война за господство «высшей расы» должна была начаться в 1925 году. Во время подготовительного периода младотурки собирались вести активную работу среди иноверцев с целью их исламизации.

Стратегия создания Великого Турана предполагала реализацию нескольких этапов. Во-первых, сокрушить Россию с помощью Германии и Австро-Венгрии и освоить её земли с тюркским населением. Кавказ и Средняя Азия должны были стать первыми завоеваниями, плацдармами для дальнейшей экспансии. Для этого Кавказ и Среднюю Азию перед войной наводнили турецкие эмиссары, действующие под видом паломников, путешественников и торговцев. Они вели пропаганду, налаживали связи с антирусскими силами, организовывали подрывные центры. Русская жандармерия в этот период докладывала о создании панисламистских школ, газет, типографий в ряде городов империи. Во-вторых, предлагалось выполнить «священный долг», осуществив объединение тюркских народов от Каспийского и Чёрного морей до Казани и озера Байкал (Мини-Туран), а затем и до Жёлтого моря. На третьем этапе, предполагалось включить земли Венгрии, Поволжье и Финляндию, как потомков гунн и угорских народов. Таким образом, по замыслам младотурецких мечтателей Программа-максимум охватывала земли до Скандинавии, Северного Ледовитого океана и Тихого океана. Всё это предстояло завоевать «огнем и мечом» воинов эры «нового Чингисхана». К сожалению, в современном мире эти идеи не потеряли актуальности. Новыми радикальными исламистами запущен процесс глобальной войны, в том числе и на территории России.

Основным и последовательным приверженцем идеи Великого Турана в триумвирате был Энвер-паша. Наибольший авторитет Энвер-бей имел в военной среде. Война, как важнейшая составная «нормальной» политики, становится для него делом всей жизни. Он активно участвует в боевых действиях в Африке и на Балканах, снискав лавры полководца. Когда великие державы предъявили Порте коллективную ноту, настойчиво «советовавшую» ей согласиться на уступку Адрианополя Болгарии, Энвер бросился на Чаталджинские позиции. Вернув Адрианополь, он стал народным героем и получил титул "паши" (победоносный военачальник). В конце 1913 года Энвер-паша становится Военным министром и начальником генерального штаба. Кроме того, в 1914 г. Энвер берет в жены принцессу Эмине Неджие Султан и становится «дамадом» (зятем) великого султана Турции. В результате, Энвер-паша становится лидером правительствующего триумвирата, а вся военная власть сосредотачивается в его руках. 

Энвер был ярым приверженцем германской военной системы и в бытность турецким военным атташе в Берлине стал откровенным германофилом, стремясь широко использовать германский опыт для совершенствования армии Порты (миссия дер Гольца). Теперь же, когда все управление военными вопросами было сосредоточено в его руках, он решил использовать возможности Германии для достижения собственных планов. Для Энвер-паши выбор Германии в качестве союзницы был решен задолго до начала войны, и в своих действиях он твердо и последовательно шел к своей цели.

В мае 1913 года Энвер организует обращение правительства в Берлин с просьбой о направлении в Турцию новой военной миссии. В ноябре, когда поддержка Болгарии и Турции становилась насущной задачей германской политики на Ближнем Востоке, Вильгельм II дает разрешение на подписание договора. Главной задачей кайзер определил установление военно-политического контроля Германии над Турцией. Главой миссии назначается генерал от кавалерии Отто Лиман фон Сандерс, который назначается командующим 1-м армейским корпусом, расквартированным в Константинополе, прямым начальником всех иностранных офицеров, членом Высшего военного совета с решающим голосом по делам армии, строительства вооруженных сил, снабжения и обучения войск. Для успешной работы миссии Германия обязалась выделять ежегодно по 1 миллиону марок.

Кайзер Вильгельм II и его военные советники прекрасно понимали, что турецкая армия слаба, а политический режим младотурок ненадежен. Однако, вступление Турции в войну на стороне Германии открывало несколько новых фронтов, столь необходимых немцам: Суэцкий фронт против Великобритании и фронт на Кавказе против России, не говоря уже о возможности блокировки турецких проливов – главной артерии русской торговли. В 1913 году через эти проливы проходило 56,5% всего российского экспорта. Это и стало ключевым фактором в вовлечении Турции в войну на стороне Германии. Кайзер в канун войны, требуя скорейшего вовлечения в неё Турции, заметил Вангенгейму: «Теперь дело идёт о том, чтобы добыть каждую винтовку, которая может стрелять по славянам на Балканах на стороне Австро-Венгрии. …Это всё же лучше, чем по теоретическим соображениям толкать Турцию на сторону Антанты».

По указанию из Берлина начальник штаба немецкой военной миссии полковник Бронзарт фон Шеллендорфк 7 июня1914 года разработал план действий османской армии на начальном этапе борьбы за Балканы. Согласно плану Шеллендорфа: османские войска должны были располагаться вблизи греческих и болгарских границ и вести лишь наблюдение за армиями противника, воздерживаясь от провокаций врага и наступательных операций; основные войска сосредотачивались в Восточной Анатолии в готовности вести наступление против русских; должна быть организована защита Стамбула и проливов; подготовить укрепленные районы Эдирне и Чаталджа для защиты дороги, ведущей в столицу и территории, по которой должны были прибывать дополнительные силы из Сирии и Месопотамии. Таким образом, в июне перспективы войны были не ясны, и Турции отводилась вспомогательная роль оказания помощи Австро-Венгрии в возможной войне с Россией.

Однако, после июльских событий 1914 года план пришлось пересмотреть из-за изменившейся ситуации. 22 июля 1914 г. Энвер-паша без ведома правительства заявил Вангенгейму о намерении вступить с Германией в союз. Необходимо отметит, что с этого момента члены триумвирата «собирались тайком для обсуждения важнейших вопросов, не ставя в известность о принятых решениях остальных членов правительства».

С 1 августа в Константинополе шли переговоры о форме турецкого участия в войне между Вангенгеймом, Сандерсом, Талаатом и Энвер-Пашой. 2 августа, в результате подписания секретного договора, Османская империя стала членом блока Центральных держав. Отметим, что вступление турок в войну сильно меняло ее характер:

1) часть русских сил с Австро-германского фронта отвлекалась на Черноморский и Кавказский фронты; 

2) прерывалось кратчайшее сообщение России с внешним миром через Босфор, Дарданеллы и Средиземное море;

3) существование Сербии было поставлено на карту, так как она лежала на пути прямого сообщения между Центральными державами и Турцией;

4) сфера войны расширилась, так как становилось вполне естественным участие в войне остальных балканских государств;

5) возникал новый важный Азиатско-турецкий военные театр.

В начале августа в ответ на кардинальные изменения обстановки Шеллендорф приступил к переработке плана и 6 сентября представил его руководству. Теперь 4-я армия должна была атаковать Египет, а 3-я – вести наступление в Восточной Анатолии.

Энвера план не устроил. У него уже был свой, более агрессивный план, подготовленный полковником генштаба Хафыз Хаккы. Согласно этому плану, османские войска должны были отправиться из Стамбула и Фракии на восточную часть побережья Чёрного моря воевать против русских, у которых, как надеялся Хафыз Хаккы, будет полная деморализация после поражения на Восточном фронте. В октябре Хафыз Хаккы пересмотрел план. Теперь он предусматривал действия Румынии и Болгарии против Сербии, а также атаку турками Суэцкого канала и наступление в Персии. Планы Хафыза Хаккы были грандиозны, но он не устраивал немецких военачальников, так как не учитывал имеющиеся у Порты ресурсы. За основу был принят план фон Шеллендорфа.

С 1 августа во время переговоров в Константинополе стороны пришли к заключению, что в будущей кампании важнейшим будет господство на море. Участники согласились с тем, что мощные германские корабли «Гебен» и «Бреслау», находившиеся в Средиземном море, могут пройти в Черное море и усилить оттоманский флот. В этом случае турецкие и болгарские армии могли бы вторгнуться в Россию без помех.  Самое интересное, что немцам в качестве компенсации был предложен уже захваченный англичанами «Султан Осман I».

Новейший дредноут против двух устаревших крейсеров был хорошей сделкой для усиления эскадры в Северном море, и немцы согласились. Это была великая авантюра, продать то, что тебе не принадлежит, но таковы были лидеры младотурок.  Талаат и Энвер получили письменное обещание защиты, предложив в обмен дредноут, который уже не был в их распоряжении. Вангенхайм и Сандерс потребовали от Берлина немедленной отправки Средиземноморской эскадры в Черное море. Соответствующий приказ был издан 3 августа. Так лидеры младотурок получили в свое распоряжение господство на Черном море и, по сути, безвозвратно втянули Турцию в войну на стороне Германии.

Уже 5 августа германский генеральный штаб, всего за несколько недель до этого заявивший о том, что не рассматривает Турцию в качестве «актива», стал требовать активных турецких действий против Британии и России. Турки нажиму не поддались, но обещали ускорить мобилизацию. Теперь триумвирату необходимо было провести мобилизационные мероприятия в спокойной обстановке и на деньги Германии. 7 сентября начальник Большого генерального штаба, оценивая неудачи на французском и русском фронтах, потребовал от Сандерса, чтобы Турция возможно скорее вступила в войну. Прилагалась помощь в размере 2 млн турецких фунтов. Деньги взяли, но воевать не торопились.

Время шло, деньги растаяли, а мобилизация так и не была завершена. Только в конце сентября Энвер решил, что далее тянуть нельзя, но решил акт вступления в войну продать подороже. Так как мобилизованную армию можно было содержать только за счет германских денег, 10 октября состоялось секретное совещание Вангенгейма с триумвиратом, на котором было окончательно решено, что Турция вступит в войну, как только получит 5 млн. турецких фунтов (100 млн. франков). Деньги были получены Стамбульским банком уже 21 октября, а на следующий день Джемаль-паша передал германскому адмиралу Сушону приказ: “Установить местонахождение русского флота и без объявления войны совершить нападение на него по месту обнаружения”. В это же время Джемаль-паша известил турецких военачальников о беспрекословном подчинении приказам Сушона, так как тот действует по высочайшему указу.

С началом войны Энвер сосредоточил свои усилия на главном для него направлении –борьбе против России. Он лично принял командование кавказским фронтом. В октябре-ноябре 1914 года турецкие войска добились частичных успехов в Кеприкейском сражение. Окрылённое этим верховное турецкое командование решило разгромить главные силы русской Кавказской армии. Наступление на неё возлагалось на 3-ю турецкую армию. Однако, после неудачи в операции под Сарыкамышем, Энвер-паша вернулся в столицу, «…проклинаемый бывшими соратниками как наёмник германского императора, похоронивший в снегах Анатолийскую армию и обвинявший всех командиров в трусости». Чтобы оправдать себя в Стамбуле перед лицом партии, он, искажая события и факты, распространил ложные версии и клеветал на тех, кто доблестно сложил свои головы под его командованием. Такова была цена попытки Энвера пропагандировать панисламизм и реализовать мечты пантуранизма.  Турция проиграла войну, младотурки были прокляты своим народом, а Энвер сложил голову среди песков Бухары от меткого выстрела красноармейца.

К сожалению, современные турецкие «правители» вновь пытаются реанимировать старую идею. Достаточно взглянуть на карту и увидеть, что во всех конфликтах от Марокко до Киргизии и от Грузии до Сомали виден турецкий след. На возникшей волне панисламизма турецкое руководство взращивает мечту возродить новую Порту. Однако, Президент Турецкой Республики Реджеп Эрдоган забыл или плохо знает историю, а прошло-то всего 100 лет. Новый турецкий «Энвер-паша» в своем политическом джихаде за лидерство заводит слишком много врагов. И речь не о малых государствах типа Армении, Кипра или Греции, чье мнение можно игнорировать. Эрдоган настроил против себя региональных лидеров (Египет, Саудовскую Аравию, Иран), а также великие державы вроде России, США, Франции и в некоторой степени Китай. Один раз русский спецназ уже спас ему жизнь, но возникнет ли желание у России сделать это еще раз?

 

Список литературы:

1. Г.З. Алиев. Турция в период правления младотурок(1908 - 1918 гг.).–М.: Наука, 1972. – С.211. 

2. Аветян А.С. Германо-русские дипломатические отношения 1911–1914 г. в свете империалистической борьбы. // Новая и новейшая история.  1983. – №2. – С.49–56. 

3. Россия в стратегии Первой мировой войны. Кн. 2. Россия в стратегии Центральных держав. – СПб.: из-во РХГА, 2014. – С. 260-269. 

4. Н.Г. Киреев. История Турции XX век. – Москва: ИВ РАН: Крафт+, 2007. – С. 85-90. 

5. В. Кузнецов. Турецкий «Наполеончик» Энвер-паша. // Татарский мир №10, 2003.  

6. Аветян А.С. Германский империализм на Ближнем Востоке, колониальная политика Германского империализма и миссия Лимана фон Сандерса. – М 1986. – С. 51-59.

7. История дипломатии. Т. 2. Дипломатия в Новое время (1872-1919 гг.). –М-Л: Полиграфкнига", 1945. –  С. 269-271. 

8. Силин А.С. Экспансия германского империализма на Ближнем Востоке накануне Первой мировой войны. – М.: Наука, 1976. – С. 275. 

9. Turkeyin the First World War – War Plans and Mobilization (англ.)

10. Джемаль-паша. Записки Джемаль-паши.1913-1919. – Тифлис: 1923. – С.107.Белая книга о войне с Турцией. – № 162.