Философские взгляды П.Я. Чаадаева и его роль в становлении и развитии русской философской мысли XIX века

Дата публикации: 2020-10-31 22:08:03
Статью разместил(а):
Новикова Наталья Геннадьевна

Философские взгляды П.Я. Чаадаева и его роль в становлении и развитии русской философской мысли XIX века

Chaadaev's philosophical views and his role in the formation and development of Russian philosophical thought in the XIX century

 

Автор: Новикова Наталья Геннадьевна

ФГБОУ ВО РГУПС, г. Ростов-на-Дону, Россия.

e-mail nata_novikova_1974@mail.ru

Natalia Novikova Gennadyevna

RGUPS, Rostov-on-Don, Russia.

e-mail nata_novikova_1974@mail.ru

 

Аннотация: В статье говорится о творчестве Чаадаева – выдающемся философе в истории русской культуры XIX столетия. Сильный и глубокий мыслитель, он наметил новые пути развития национального философско-социологического самосознания, разработав оригинальную философско-историческую концепцию, оказавшую несомненное влияние на последующее развитие философской и общественной мысли в России. 

Abstract: The article deals with the work of Chaadaev – an outstanding philosopher in the history of Russian culture of the XIX century. A strong and deep thinker, he outlined new ways of developing the national philosophical and sociological self-consciousness, developing an original philosophical and historical concept that undoubtedly influenced the subsequent development of philosophical and social thought in Russia.

Ключевые слова: Чаадаев, русская философия, философия истории, судьба России.

Keywords: Chaadaev, Russian philosophy, philosophy of history, the fate of Russia.

Тематическая рубрика: Гуманитарные науки.

Выдающуюся роль в развитии философии XIX века сыграл Петр Яковлевич Чаадаев, русский мыслитель и публицист.

П.Я. Чаадаев (1794-1856) удивительная и парадоксальная личность. Судьба его уникальна. Он обладал способностью не терять ярко выраженной индивидуальности и не сливаться с обществом. «Он был как река, которая, вливаясь в море, сохраняет свой цвет воды».

Русский мыслитель родился в Москве, в семье богатого помещика. Учился в Московском университете. Учувствовал в Отечественной войне 1812г., в составе лейб-гвардии был в заграничном походе русской армии, имел боевые награды.

В 1816г. Чаадаев познакомился с А.С. Пушкиным и стал одним из самых близких его друзей. Чаадаев и Пушкин – друзья, но друзья в высшем значении этого слова, они всегда поддерживали друг друга в самые тяжелые периоды жизни. В 1820г. Чаадаев принимал участие в хлопотах о смягчении участи Пушкина, в результате которых ссылка в Сибирь или в Соловецкий монастырь была заменена Пушкину переводом в Бессарабию.

К Чаадаеву обращены замечательные пушкинские строки:

Пока свободою горим,

Пока сердца для чести живы,

Мой друг, отчизне посвятим

Души прекрасные порывы!

Товарищ, верь: взойдет она,

Звезда пленительного счастья,

Россия вспрянет ото сна,

И на обломках самовластья

Напишут наши имена!

В 20-х годах, путешествуя по Европе, П.Я. Чаадаев познакомился с Шеллингом, философия которого, особенно ее религиозные мотивы, оказала большое влияние на формирование его мировоззрения и философских убеждений.

В 1829-1831гг. Чаадаев создает свое основное философское произведение «Философические письма» (8 писем), в котором соединились глубокие философские размышления и резкая критика отсталости России. Адресуются эти письма весьма условному человеку – Екатерине Дмитриевне Пановой, которая сама узнала о «Письмах» только в 1835 году. В 1836 г. произошло событие, роковым образом повлиявшее на дальнейшую судьбу П.Я. Чаадаева. В журнале «Телескоп» было опубликовано одно из писем. Письмо было напечатано не по инициативе П.Я. Чаадаева, но с его согласия. Публикация вызвала чрезвычайно острую реакцию в обществе, в том числе и в правительственных кругах.

«Письмо» произвело необычайный скандал. Его называли вздорным, невежественным, антинациональным. Во многом это объясняется тем, что к середине 30-х годов XIX века в русском обществе заметнее становятся антизападные тенденции, под эгидой хорошо известной «Уваровской триады» - православие, самодержавие, народность. «Письмо» П.Я. Чаадаева противоречило этой доктрине, так как явно имело западнический, католический характер. Но Чаадаев был патриотом России, он просто не разделял ура-патриотическую атмосферу своего времени.

Изложенные идеи русским мыслителем вызвали негодование у царя Николая I, и с его высочайшего повеления Чаадаев был объявлен непатриотом и сумасшедшим. В ответ на это обвинение Петр Яковлевич пишет новое произведение «Апология сумасшедшего» (1837), которое вызвало у русского самодержца еще большое раздражение. Санкции Николая I последовали незамедлительно – Чаадаеву запрещено публиковаться, жизнь его протекала под негласным надзором.

Учитывая содержание всех произведений П.Я. Чаадаева можно вполне определенно утверждать, что они не свидетельствуют о какой-либо нелюбви их автора к России. Мыслитель сравнивал то, что есть в Европе, с тем, что есть в России. Петр Яковлевич предложил реальную меру оценки российского развития, пытаясь понять судьбу страны в сравнении: «в общем порядке мира».

Образ жизни П.Я. Чаадаева – жизнь затворника, лишенного возможности общаться с внешним миром и доводить до него свои философские идеи. Несмотря на цензуру, его философские идеи оказали плодотворное влияние на развитие философской мысли в России. После его смерти А.С. Хомяков, неуступчивый оппонент Петра Яковлевича, дал исторически точную оценку места Чаадаева в русском обществе: «Почти все мы знали Чаадаева, многие его любили и, может быть, никому не был он так дорог, как тем, которые считались его противниками. Просвещенный ум, художественные чувства, благородное сердце – таковы те качества, которые всех к нему привлекали. Но в такое время, когда, по-видимому, мысль погружалась в тяжкий и невольный сон, он особенно был дорог тем, что он и сам бодрствовал и других пробуждал …». (2. С. 35).

Главное направление размышлений Чаадаева – философское осмысление истории. Н.А. Бердяев в своей «Русской идее» (1946) назвал его «первым русским философом истории». «Русская мысль в течении XIX века» - замечал Н. Бердяев - была более всего занята проблемами философии истории. На построениях философии истории формировалось наше национальное сознание. Не случайно в центре наших духовных интересов стояли споры славянофилов и западников о России и Европе, о Востоке и Западе. Еще Чаадаевым и славянофилами была задана русской мысли тема по философии истории, ибо загадка России и ее исторической судьбы была загадкой философии истории. Построение религиозной философии истории есть, по-видимому, призвание русской философской мысли». (1. с.65).

Историософичность – это, бесспорно, одна из особенностей русской философской мысли, восходящая еще к средневековому периоду ее становления и развития (Иларион Киевский, «Повесть временных лет» и др.). В этом смысле П.Я. Чаадаев – несомненный продолжатель отечественной традиции, перешедшей из XVIII в XIX в., так как он внук историка М.М. Щербатова и близкий знакомый своего выдающегося старшего современника –  Н.М. Карамзина.

Как историк Чаадаев стремился не к дальнейшему накоплению исторических фактов, а к их масштабному обобщению. «… Истории, - по его словам, - теперь осталось только одно – осмысливать». (3. Т.1., с.395). Отсюда следовал вывод, что надо возвысить свой разум до понимания общих закономерностей истории. У Чаадаева намечается собственная оригинальная попытка соединить воедино философию истории с нравственной философией, антропологией и гносеологией.

Основной пункт и основная теоретическая установка чаадаевской философии истории – христианский провиденциализм. История, считает Чаадаев, провиденциальна в своей основе, ибо «ни план здания, ни цемент, связавший воедино эти разнообразные материалы, не были делом рук человеческих: все совершила пришедшая с неба мысль». (3. Т.1., с.405). С тех пор как утвердилась «истина христианства», пишет Чаадаев, в судьбах человечества произошел великий провиденциальный поворот, история получила ясный вектор для своего развития – установление Царства Божьего как конечная цель и план исторического здания. Причем мыслитель понимает идею Царства Божьего не только как богословскую, но и как метафизическую, как осуществление красоты, истины, блага, совершенства в совершенном человеческом обществе.

П.Я. Чаадаев верил в целительную и воспитательную роль христианства в развитии человечества, в переходе человечества от состояния варварского к цивилизации. Мыслитель утверждал, что «только христианское общество поистине одушевлено духовными интересами». Христианские ценности сплотили западный мир и поставили его во главе цивилизованного человечества. Западная версия христианства – католичество было объявлено Чаадаевым фактором, определившим магистральную линию цивилизации.

Русская культура по причине «рокового выбора» Русью восточной разновидности христианства трактуется Чаадаевым как культура, развивавшаяся в отрыве от цивилизованной Европы, а Россия – как страна, стоящая, по существу, вне истории, ибо она в точном смысле не принадлежит ни Востоку, ни Западу. Россия, по Чаадаеву, не может называться христианским обществом главным образом потому, что в ней существует рабство. «Уничтожением крепостничества в Европе – писал Чаадаев, - мы обязаны христианству … Почему же христианство не имело таких же последствий у нас? Почему, наоборот, русский народ подвергся рабству лишь после того, как он стал христианским, а именно в царствование Годунова и Шуйского? Пусть православная церковь объяснит это явление». (1. с.73). Для Чаадаева беда православия в том, что оно соборно лишь на словах, а по сути ведет такую политику, которая ввергает страну в застой и разорение.

В незавершенном очерке «Апология сумасшедшего» (1837) Чаадаев снова отстаивает мысль о необходимости самокритического пересмотра Россией своей истории. Но в этой работе Чаадаев смягчает свои позиции в оценке российской действительности, дает высокую оценку деятельности Петра I. По мнению мыслителя, нет оснований предсказывать России бесславную судьбу, ибо есть надежда, что просвещение и цивилизация помогут ей открыть новые перспективы.

Будущее России, - пишет П.Я. Чаадаев, - не в «слепой влюбленности», а в трезвой, взвешенной позиции к окружающему миру.  Существуют различные способы любить Родину. Конечно, - любит ее и самоед, живущий в юрте, где, отапливаясь оленьим жиром проводит всю свою жизнь, любит свою Родину и английский гражданин, гордый высокой цивилизацией и вековыми традициями. «Я люблю мое отечество, как Петр Великий научил меня любить его… Я не научился любить свою Родину с закрытыми глазами, с преклоненной головой, с запертыми устами. Я нахожу, что человек может быть полезен своей стране в том случае, если он ясно видит ее, я думаю, что время слепых влюбленностей прошло…». (3. Т.1., с. 152). 

Притягательной для разных течений русской мысли XIX в. оказалась мысль Чаадаева о том, что Россия имеет огромный скрытый, нереализованный потенциал и что социально-экономическая отсталость России может для нее обернуться однажды историческим преимуществом.  Н.А. Бердяев видел в этом последовательное выражение «русской мессианской идеи».      

 

Список литературы:

1. В. Кантор. «Имя роковое» (Духовное наследие П.Я. Чаадаева и русская культура). // Вопросы философии. 1988. № 3.

2. Русское общество 30-х годов XIX в. Люди и идеи. Мемуары современников. Под ред. И.А. Федосова. М., 1989.

3. Чаадаев П.Я. Полн. собр. соч. и избр. письма. В 2-х т. М., 1991.