Феномен недоверия в современной психологии

Дата публикации: 2020-05-04 10:49:40
Статью разместил(а):
Есипова Елена Сергеевна

Феномен недоверия в современной психологии

The phenomenon of distrust in modern psychology

 

Автор: Есипова Елена Сергеевна

Оренбургский Государственный Университет, Оренбург, Россия

e-mail: merz2016@yandex.ru

Esipova Elena

Orenburg State University, Orenburg, Russia

e-mail: merz2016@yandex.ru 

 

Аннотация: В данной статье рассматривается понятие феномен недоверия. Проблема доверия привлекла психологов достаточно давно и является одной из значимых в психологии, поскольку данный социальный феномен лежит в основе любых социальных отношений, на любом уровне. В последнее время на поверхность вышла необходимость изучения феномена недоверия. Во многом именно благодаря недоверию социальное доверие стало актуальным для изучения.

Abstract: This article addresses the notion of the phenomenon of distrust. The problem of trust has attracted psychologists for a long time and is one of the important in psychology, because this social phenomenon is the basis of any social relationship, at any level. Recently, the need to study the phenomenon of mistrust has come to the surface. In many ways, it is through distrust that social trust has become relevant to the study.

Ключевые слова: феномен недоверия, недоверие, социальное доверие.

Keywords: the phenomenon of mistrust, distrust, social trust.

Тематическая рубрика: Гуманитарные науки.

 

Актуальность феномена недоверия связано с тем, что проблематика недоверия выходит на передний план как проблема, сопряженная с риском. По замечаниям некоторых социологов, с каждым годом условий для поддержания доверия становится все меньше. В последние несколько лет проблематика недоверия перешла из теоретической в актуальную практическую проблему, присутствующую практически во всех сторонах современной жизни - в экономике, обществе, политике, и так далее.

Особенно актуальным это изучение является для России, поскольку за последние двадцать лет гражданам нашего государства пришлось пережить не одно потрясение. Приходилось быть не раз обманутыми – резкий переход к рынку спровоцировал бешеный рост цен, банкротство многих предприятий, обесценивание вкладов граждан, рост числа финансовых пирамид, которые были построены на обмане и вымогательстве денег у населения и так далее. Все это воспринималось и воспринимается как обман, после которого доверять не только государству и правительству, но и ближайшим соседям становится неимоверно трудно.

Одним из условий, обеспечивающих целостность и устойчивость лич­ности, ее позитивную направленность и жизненную гуманистическую по­зицию, является доверие.

По определению Пухарева Т.С. доверие - это интегральный психологический феномен, объединяющий эмоциональные, когнитивные и поведенческие реакции личности, связанные с актуальной значимостью объекта доверия, и оценкой его как безопасного для себя. Доверие проявляется как субъектив­ное отношение к себе, к другим и к миру, имеет эмоционально-чувственную основу и отражает внутреннюю позицию личности.

Согласно Т.П. Скрипкиной, доверие проявляется в виде ценностной установки-отношения к себе и к другим людям, который обеспечивает целостность и устойчивость лич­ности, предполагает самопринятие, определяет отношение личности к себе и к другим.

Антоненко И.В. считает, что доверие и недоверие составляет существенный момент межличностного общения, межгруппового и организационного взаимодействия, а также функционирования общества в целом. Феномен доверия присутствует в политических и экономических отношениях, в сфере медицины, образования, религии, частной жизни и т.п., собственно говоря, в любой области общественного бытия наличествует тот аспект взаимоотношений между людьми, который может быть выражен понятием доверия (или недоверия), проявляемого отдельным индивидом, группой или обществом в целом к другому лицу, группе, тому или иному социальному явлению. Тем самым, доверие представляет собой тотальную эмпирическую категорию, которая требует своей адекватной теоретической экспликации как существенной характеристики функционирования социального организма, без которой объяснение общества будет неполным.  Психоаналитически ориентированные психологи полагали, что пове­дением людей управляют лишь бессознательные инстинкты, поэтому из­начально исключали доверие из сферы своего внимания. В последствии в круг их интересов стали входить такие вопросы, как представления паци­ентов о вере или неверии, которые психоаналитики связывали с чувством вины.

Проблема доверия к себе и к другим, с точки зрения гештальттерапии, связана с понятием зрелости личности. Перлз Ф. полагает, что зрелый че­ловек готов принять ответственность за самого себя, чтобы жить настоя­щим и опираться только на себя; он преодолевает свое стремление искать поддержку в окружающем мире и находит источники поддержки в самом себе. Незрелая личность начинает манипулировать людьми, используя в своем поведении различные ролевые позиции, и искать поддержку в про­шлом или фантастическом будущем.

К основным структурным элементам доверия как социально-психологического явления относятся: субъект и объект доверия, отношение доверия, деятельностное содержание доверия, функциональный орган доверия, субъектные, объектные, средовые и ситуационные факторы доверия, ситуация доверия, социально-психологический механизм доверия, характеристики доверия как отношения, характеристики доверия как функционального органа, перцептивное, интерактивное и коммуникативное содержание доверия и социально-психологические функции доверия. Доверие необходимо рассматривать в узком (собственно доверие) и широком значении (весь спектр отношений доверие – недоверие, разные степени доверия и недоверия), а также соотносить с кругом смежных понятий, таких как вера, доверчивость, недоверчивость.

Доверие является не только особым отношением субъекта к объекту, но и определенным состоянием доверяющего (не доверяющего) субъекта, определяемым совокупностью актуально протекающих психических процессов, индуцированных ситуацией доверия через посредство специфического психического образования – функционального органа доверия (А.А. Ухтомский, А.Н. Леонтьев, В.П. Зинченко). Орган доверия – это психическое образование, совокупностью своих процессов реализующее функцию доверия. Орган доверия образуется в онтогенезе личности, определяющую роль в его формировании играют ранние этапы социализации (первый год жизни), в основном связанные с взаимоотношениями с матерью, или лицом, заменяющим ее (Э. Эриксон). Условия среды, которые максимально способствуют удовлетворению потребностей, одновременно являются условиями формирования доверия к ним. Особенности индивидуального развития органа доверия и актуально проявляемое доверие (его степень) определяются совокупностью интерактивных, перцептивных и коммуникативных процессов личности, связанных с ближайшим социальным ее окружением. Как результат формируются личности с разным уровнем доверия к миру, т.е. разные типы личности по основанию доверия: более или менее доверяющие, доверяющие и недоверяющие, доверчивые и недоверчивые.

Доверие в широком значении – это встречное эквивалентное метаотношение субъекта к объекту, основанное на предсказуемости им объектной позитивности или негативности, обусловливающих успешность или неуспешность деятельности субъекта. Доверие в узком значении – встречное эквивалентное позитивное метаотношение субъекта к объекту, основанное на предсказуемости им объектной позитивности, обусловливающей успешность деятельности субъекта. Недоверие – встречное эквивалентное негативное метаотношение субъекта к объекту, основанное на предсказуемости им объектной негативности или непредсказуемости объектного отношения, обусловливающего неуспешность деятельности субъекта. [1]

Доверие в отечественной психологии выступает не как чувственно воспринимаемый феномен или отображение в мышлении единства существенных свойств, связей и отношений предметов или явлений (научное понятие), а как концепт – знак, смысловое значение которого формируется в ходе коммуникации между профессиональными психологами.

Концепт «доверие» в отечественной психологии означает феноменологию доверия, преимущественно, как отношение и когнитивную оценку и, в несколько меньшей степени, как социальную установку. Представление о доверии как о готовности к деятельности, способности, настроении (эмоциональном процессе слабой выраженности) и психическом состоянии в профессиональном сознании психологов существенно менее значимо. [3]

Д. Левис и А. Вейгер характеризуют доверие как «совершение рискованного действия на основе уверенного ожидания, что все, кто вовлечен в это действие, будут действовать компетентно и с сознанием долга». [10] С. Робинсон определяет доверие как «ожидания, предположения или веру в вероятность того, что будущие действия другого будут выгодными, благоприятными и, по крайней мере, не наносят ущерба интересам другого». П. Ринг и А. Ван де Вен определяют доверие как «уверенность в подтверждении ожиданий и доброжелательности другого».

Существует ряд и других определений. На основании ряда характеристик, данных учеными, можно сформулировать рабочее определение доверия. Доверие – это убежденность, что действия человека, направленные на другого, носят только положительный характер, доброжелательность, благоприятность, отзывчивость, а также не наносят ущерба». Можно выделить в качестве основополагающих признаков доверия такие, как эмоциональная близость, социальная идентичность, обмен, социальные добродетели и другие.

Эмоциональная близость – это открытость чувств, мыслей, эмоций по отношению к другому человеку. Противоположностью этого определения является «эмоциональная отстраненность» Термин эмоциональная отстраненность обозначает невозможность установки близких, доверительных эмоциональных отношений. Его развитие связано с неумением или боязнью раскрыть свое «Я» и с неумением доверять окружающим.

Социальная идентичность – это определение себя в социальной группе, к которой принадлежит человек. Противоположным данному, является термин «социальное различие». Социальное различие – это взгляд человека на окружающих с точки зрения их несхожести по различным параметрам: рост, возраст, пол, внешняя сторона, принадлежность к тому или иному социальному слою и так далее.

Под обменом понимается умение обмениваться с человеком чувствами, переживаниями, эмоциями. Если же человек не доверяет кому-то, то он не может раскрыться полностью, не всегда покажет свои истинные чувства, он так же не будет уверен в том, что человек, которому он не доверяет, несет истинную информацию о событии, чувстве и другое.

Существует феномен, тесно связанный с категорией доверия. Это недоверие. В последнее время недоверие стали выделять как самостоятельный феномен. Недоверие включает такие составляющие, как: осознание рисков, чувство опасности, страх, негативные оценки, готовность прекратить контакт, настороженность и неопределенность. Недоверие возникает при противоречии сторон, конфликте интересов и целей, желания и опасения зла.

При изучении соотношения доверия и недоверия как относительно самостоятельных социально-психологических феноменов и их проявления в различных сферах жизнедеятельности человека авторами были выделены: групповые характеристики доверия и недоверия личности к другим людям; личностные детерминанты, психологические типы доверия и недоверия, а также особенности доверия и недоверия личности рекламе.

С.Е. Вершинин, рассматривая вопрос соотношения доверия и недоверия, считает, что доверие и недоверие существуют во взаимосвязи. И доверие, и недоверие обладают индивидуально-психологическими характеристиками, социальными признаками, так же оба могут быть рассмотрены как атрибут существования, как отдельного индивида, так и общества. Недоверие можно считать необходимым элементом социального поведения. Различным культурам, различным сферам социальной жизни присуща своя определенная культура недоверия. Объектами доверия и недоверия могут являться как отдельные люди, так и группы людей, организации, общества.

В социальных отношениях недоверие базируется, прежде всего, на жизненном опыте человека. Недоверие может возникнуть по ряду причин: уже имеющийся негативный опыт с данным человеком, страх перед предательством, патологическое недоверие, не имеющее объективных причин, а также недоверие к другим как следствие недоверия человека самому себе. Недоверие становится важной рассматриваемой проблемой в постсоветский период. В период острых стремительных изменений привычного уклада жизни, смены общественно- экономической формации происходит разрушение идеологии, распространяется скептицизм (люди перестают верить во что-либо без доказательной основы), образование различных социальных групп (то есть на доверие к человеку может рассчитывать только та социальная группа, к которой он себя относит, остальные группы остаются за полем его доверия). Распространяется на все сферы жизни общества и становится мировоззренческой ценностью.

Недоверие распространяется на все сферы жизни человека. Недоверие распространяется на семью, а также на отношение к себе – недоверие собственной личности.

Большинство исследователей отмечают, что доверие возникает в условиях неопределенности, уязвимости, отсутствия возможности контроля. Кроме того, нередко доверие определяется как состояние открытости. Однако недоверие также возникает только при наличии всех перечисленных условий. Если нет открытости, уязвимости и неопределенности, то нет и опасений, связанных с ними, и, следовательно, нет оснований не только для доверия, но и для недоверия. Важным положением современных исследований является утверждение о том, что доверие не всегда приносит благо, а недоверие - зло. Избыток доверия может иногда причинить значительный вред, а оптимальный уровень недоверия - существенную пользу.

В то же время большинство исследователей определяют доверие как уверенно позитивные или оптимистические ожидания относительно поведения другого, а недоверие - как уверенно негативные ожидания. Подводя итог отметим, доверие касается ожидания событий, на которые надеются, а недоверие - ожидания событий, которых боятся.

Наиболее значимыми факторами, по которым возможно развести феномены доверия и недоверия, Купрейченко А.В, считает «притяжение-избегание», «ожидание добра - опасение зла». Эти факторы являются в значительной степени взаимосвязанными и в предельном случае (под влиянием социальной ситуации, личностных особенностей и т.д.) они могут сливаться в единый фактор - «доверчивость-подозрительность (недоверчивость)».

Таким образом, мы рассмотрели представление о социально-психологическом содержании доверия, показали основные механизмы и закономерности его функционирования, функции, соотношение доверия и недоверия.

В настоящее время проведено значительное количество исследований, посвященных каждой стороне проявления доверия, разработаны методы измерения, написаны обобщающие работы. На основе названных методологических позиций в современной отечественной психологии имеют место три общепризнанных концепции доверия: концепция доверительных отношений личности, разработанная Т.П. Скрипкиной, социально-психологическая концепция доверия, разработанная И.В. Антоненко, и концепция доверия/недоверия как относительно самостоятельных социально-психологических явлений, разработанная А.Б. Купрейченко. Вместе с тем, среди авторов, изучающих доверие, имеются разногласия относительно содержания, структуры и функций доверия.

Теоретический анализ явления профессиональных деформаций представлен в работах С.П. Безносова, А.В. Бодрова, Р.М. Грановской, А.К. Марковой, З.И. Рябикиной и др. Каждый из перечисленных авторов фиксирует свое внимание на интегративном характере данного явления, безусловно включающем поведенческие, когнитивные и эмоциональные компоненты. При всем разнообразии представлений о структуре этого явления и механизмах его возникновения, «местом реализации» такового в структуре человеческой индивидуальности выступает прежде всего личность, а симптомом - поведенческие акты. [5]

Отмечая тот факт, что не только профессиональная деятельность накладывает отпечаток на специалиста (повышение уровня профессионализации, совершенствование профессионально важных качеств и профессиональных способностей, возникновение профессиональных деформаций), но и сам субъект профессиональной деятельности выступает источником эффективности работы и предпосылкой культивирования у него самого негативных последствий профессиональной деятельности, профессиональных деформаций, говоря о феномене профессиональных деформаций и понимая под ними процесс и результат влияния субъективных качеств специалиста, сформировавшихся в условиях выполнения определенных функциональных обязанностей, на индивидуально-психологические особенности личности профессионала [2], изменение психической структуры, качеств личности под влиянием выполнения профессиональных обязанностей, важно выявление не только внешних (организационно-психологических и социально-психологических) факторов профессиональной среды, но и психологических детерминант -индивидуально-психологических особенностей личности специалистов, которые могут выступать предпосылками провокаторами возникновения профессиональных деформаций и внутренними условиями предупреждения и нивелирования отрицательного воздействия профессиональной деятельности на профессионалов.

Так, отечественными психологами, педагогами и медиками были выделены следующие личностные факторы, влияющие на возникновение профессиональных деформаций.

В. В. Бойко указывает четыре внутренних фактора, провоцирующих «выгорание»: интенсивную интериоризацию (восприятие и переживание) обстоятельств профессиональной деятельности, нравственные дефекты и дезориентацию личности, склонность к эмоциональной ригидности, слабую мотивацию эмоциональной отдачи в профессиональной деятельности.

В дополнение к указанным среди внутренних факторов профессиональных деформаций В. В. Бойко особо отмечает: неудовлетворенность исполняемыми ролями, собой, повышенную совестливость, чувство ответственности, а подчеркивая амбивалентность эмоций, В. В. Бойко пишет, что дополнением к основным переменным, оказывающим влияние на развитие синдрома «выгорания», относятся: возникновение замкнутого энергетического контура «Я и обстоятельства», зависть к преуспевающим коллегам, неудачи или неспособность влиять на психотравмирующие обстоятельства, разочарование в профессии, склонность к интенсивному переживанию негативных обстоятельств профессиональной деятельности и эмоциональной холодности, угнетение из-за неправильного выполненных функциональных обязанностей. [4]

Оптимизация кадровой политики в условиях реформирования предполагает, по мнению В.И. Огородникова и Ю.А. Мельниковой, рациональное использование ресурсов профессионализма у сотрудников, которые за 5-10 лет работы в уголовно-исполнительной системе смогли накопить необходимый запас умений и навыков, смогли проявить необходимые личностные свойства для работы в столь сложной системе отношений пенитенциарных учреждений. Все эти условия актуализируют возникновение доверия и недоверия как феноменов, ориентированных на выбор того или иного паттерна поведения сотрудниками.

Изучение маркеров профессиональных деструкций личности в семантическом пространстве приводит А.В. Болдырева к выводу о том, что феномен недоверия, будучи выраженным в стереотипизированности представлений, носит сугубо функциональный характер, направленный на нивелирование негативного эмоционального эффекта от условий профессиональной деятельности. [5]

Анализ работ, посвященных недоверию как некоей характеристике взаимодействия (А.Б. Купрейченко, С.В. Духновский) и как отдельному явлению профессиональной деструкции личности позволяет выделить ряд условий, при которых феномен недоверия может проявляться в последнее своём качестве.

К числу таковых относят:

1. Специфические условия работы, связанные с существенными ограничениями возможности диалогического общения с людьми.

2. Необходимость по роду профессиональной деятельности установлению жесткого, а зачастую тотального контроля за людьми.

3. Необходимость четкого последовательного соблюдения инструкций при выполнении фактически всех видов трудовых задач.

В результате воздействия на личность указанных условий формируются следующие особенности личности:

1. Стремление избегать общения с людьми, обладающими высокой эмпатией, выраженной готовностью дать совет, оказать помощь.

2. Доминирование негативного фона настроения в общении с коллегами и людьми, составляющими предмет профессиональной деятельности.

3. Выраженная способность быстро и довольно резко развенчивать идеалы, снижение способности к сохранению авторитетов.

4. Резкое сужение круга межличностного общения до членов нуклеарной семьи.

5. Выраженное стремление установить за всеми, кто входит в круг близкого межличностного общения, тотальный контроль.

6. Оправдание жестокого обращения с людьми необходимостью сохранения безопасности.

В целом данные признаки можно обозначить как избыточная подозрительность и стереотипность установок. Это сближает феномен недоверия как негативный эффект профессионализации с такими расстройствами личности, как параноидное и садистическое.

Однако у подверженных феномену недоверия отсутствует: органическая основа (то есть специфическое поражение головного мозга), конфликтность, снижение умственной и физической активности, искажение ощущений разной модальности, нет жалоб на «путаницу» в мыслях, обилие идей, не получает такой человек и удовольствия от наблюдения за страданиями человека и/или животных; стремление доминировать в отношениях даже с использованием запугиваний, угроз, шантажа, террора.

В целом подверженный феномену недоверия сотрудник адекватно оценивает себя как человека недружелюбного, закрытого, склонного к избеганию близких контактов. Он признает, что это причиняет ему некоторые страдания, но оправдывает подобное поведения особенностями собственной профессии. В этом можно найти некий элемент жертвенности, поскольку он принимает на себя определенную роль в связи с той социальной функцией, выполнению которой посвящена его профессия. [7]

Тем не менее теория и практика изучения профессиональных деформаций (включая профессиональные деструкции) личности сотрудников УИС в настоящее время позволяет привести обширный список их симптомов, подавляющее большинство которых не могут считаться специфическими.

Некоторая специфичность фиксируется в феномене недоверия в уголовно исполнительной системе. Данный феномен Н.Г. Соболев трактует как специфическое явление, выражающееся в «устойчивых стереотипизованных представлениях одной группы о другой» [7]. При этом, по результатам проведенного исследования, Н.Г. Соболев делает вывод, что объективные условия трудовой деятельности сотрудника УИС лежат в основе указанного феномена.

Полагаю, что феномен недоверия в полной мере отражает прежде всего специфику трудовой деятельности сотрудника пенитенциарной системы.

Вслед за С.Е. Вершиным проанализирую сущность феномена недоверия. Интегративный характер этого феномена предполагает недезъюктивность трех компонентов - когнитивного, эмоционального и поведенческого. На уровне когнитивного компонента недоверие - это знание о ненадежности, непредсказуемости партнера, на уровне эмоционального -это уверенность в доминировании отрицательных, точнее угрожающих качеств человека (например, подлость, скрытая агрессивность, склонность к манипуляциям). Эмоциональный компонент представлен сознательными и/или бессознательными установками на подозрительность и скрытность человека. Поведенческая составляющая реализуется в осторожности, стремлении избегать риска, желании действовать в полном соответствии с инструкциями [9].

С.Е. Вершинин приводит четыре основных функции феномена недоверия: историческую, познавательную, контрольную и интегративную.

Каждая из них имеет свое отражение в структуре трудовой деятельности пенитенциарного служащего. Конструктивное действие недоверия наиболее ярко отражается в контрольной функции: поскольку предмет труда (по теории развития профессиональных деформаций личности С.П. Безносова) - это люди, доверительное отношение к которым не может быть безусловным, как на основании предшествующего жизненного опыта, квалифицированного судом как преступление, так и в условиях актуальной жизненной ситуации перманентной депривации потребностей, то сохранение бдительности, настороженности во взаимодействии с заключенными представляется наиболее важным условием реализации трудовой деятельности, что и составляет собственно содержание контрольной функции феномена недоверия.

Однако если реализация контрольной функции не исчерпывает диапазон применения функции недоверия либо происходит расширение сфер проявления контрольной, познавательной и интегративной функций не только по отношению к осужденным, но и по отношению к коллегам вне рамок трудовой деятельности, то можно говорить о некоей генерализации недоверия. Иными словами, сотрудник возможное многообразие мотивов взаимодействия людей будет сводить к стремлению партнера по общению получить от него какую-либо выгоду, унизить или оскорбить, формировать свое отношение к окружающим лишь на основе существующих стереотипов, то есть будет реализовывать модель упрощения мотивов в процессе взаимного познания партнеров. [5]

Прежде всего феномен недоверия представляет собой негативный эффект профессионализации, патологизации профессионально важных качеств. Иными словами, возникновение феномена недоверия без сколько-нибудь длительного периода осуществления профессиональной деятельности невозможно.

В этом ракурсе феномен недоверия может быть дифференцирован от этапа первичного накопления профессионального опыта как реализации доавтоматического формирования навыка, с одной стороны, и от характерных для расстройств личности патологических черт, с другой.

В отличие от параноидных и садистических расстройств личности как психопатологических явлений при феномене недоверия отсутствует органическая основа, конфликтность, снижение умственной и физической активности, искажение ощущений разной модальности, субъективные переживания «путаницы» мыслей, обилие идей, получение удовольствия от наблюдения за страданиями человека и/или животных, импульсивное стремление к доминированию в отношениях с применением неоправданно агрессивных действий.

На уровне самоотношения у человека, подверженного феномену недоверия, это проявляется в адекватной оценке себя как человека, склонного избегать близких контактов, закрытого, проявляющего недружелюбие в отношении людей. Оправдывается такое понимание себя издержками профессии, признается переживание неполноценности самореализации эмоционального взаимодействия в межличностном общении. Можно найти некий элемент жертвенности в самоотношении подверженного феномену недоверия человека, так как перечисленные качества рассматриваются как составляющие общественно полезной функции, выполнению которой посвящена профессия. [6]

Таким образом, при феномене недоверия искажается система отношений, что, в свою очередь, дает основания для квалификации психодиагностической мишени в выявлении феномена недоверия. Многоуровневый анализ системы отношений позволяет выявить феномен недоверия и дифференцировать его от сходных состояний.

 

Список литературы:

1. Антоненко И.В. Социальная психология доверия // Гуманитарные основания социального прогресса: Россия и современность / сборник статей Международной научно-практической конференции. 2016.2016. С 31-36.

2. Безносов С. П. Профессиональная деформация личности / С. П. Безносов. - СПб: Речь, 2004. - 272 с.

3. Бендюков М. А. Понимание феномена доверия в отечественной психологии // Учёные записки ЗабГУ. 2016. Том 11, № 2.

4. Бойко В. В. Энергия эмоций в общении: взгляд на себя и на других / В. В. Бойко. - М.: Филинъ, 1996. - 472 с.

5. Болдырев А.В. Диагностика профессиональных деструкций личности: психосемантический подход. // Прикладная юридическая психология. – 2013. - №3. – C. 75- 82.

6. Болдырев А.В., Болдырева Т.А., Тхоржевская Л.В. Психодиагностические маркеры феномена недоверия у сотрудников уголовно-исполнительной системы // Прикладная юридическая психология. 2016. № 1 (34). С. 88-94.

7. Болдырева Т.А. Феномен недоверия: проблемы диагностики и дифференциации // Актуальные проблемы психологии и педагогики Материалы международной научно-практической конференции. Оренбургский государственный университет. 2016. С. 94-100.

8. Вершинин С.Е. Феномен недоверия в контексте постсоветского общества: к постановке проблемы. // Научный ежегодник Института философии и права Уральского отделения Российской академии наук. – 2001. - №2. – C. 58-72.

9. Вершинин С.Е. Феномен социального недоверия // Соц. политика и соц. партнерство. - 2010. - № 11. - С. 50–56.

10. Зубова Л.В. К вопросу асоциальной направленности личности: ценностно- ориентационный аспект. // Вестник Оренбургского государственного университета. – 2005. - № 4. – C. 17-23.