Проблематика переводов прецедентных феноменов в англоязычных фильмах

Дата публикации: 2020-02-25 17:14:31
Статью разместил(а):
Давыдова Ангелина Валерьевна

Проблематика переводов прецедентных феноменов в англоязычных фильмах

Problem of translations of precedent phenomenons in English films

Автор: Давыдова Ангелина Валереьвна

Оренбургский государственный педагогический университет, Оренбург, Россия.

e-mail: davyangel00@mail.ru 

Davydova Angelina Valeryevna

Institute of Natural Sciences and EconomicsOrenburg State Pedagogical University, Оrenburg, Russia

e-mail: davyangel00@mail.ru

 

Аннотация: Данная статья посвящена проблеме перевода прецедентных феноменов в англоязычных фильмах и восприятию этих феноменов обществом. В статье раскрывается содержание понятия «прецедентный феномен» и его составных компонентов, которые оказывают влияние на восприятие реципиентом англоязычного фильма при его переводе на русский язык, а также функции данных компонентов. На примерах перевода известных крылатых выражений и имен в англоязычных фильмах рассматривается проблема их перевода на русский язык и использование в различных этнических группах в настоящее время.   

Annotation: This article is devoted to the problem of translating precedent phenomena in English films and the perception of these phenomena by society. The article reveals the content of the concept of “case phenomenon” and its component components, which affect the recipient's perception of the English-language film when it is translated into Russian, as well as the functions of these components. The examples of the translation of famous winged expressions and names in English-language films examine the problem of their translation into Russian and their use in various ethnic groups at present.

Ключевые слова: прецедентный феномен, прецедентный текст, прецедентное имя.

Key words: precedent phenomenon, precedent text, precedent name.

Тематическая рубрика: Гуманитарные науки.

 

Лингвистика как гуманитарная наука обращается к вопросам культуры для углубленного изучения языковых явлений. В двадцать первом веке обнаруживается множество ресурсов для изучения иностранных языков.

Одним из материалов для изучения английского языка служат англоязычные фильмы, содержащие прецедентные феномены, являющимися ускорителями процессов глобализации общества, благодаря интенсификации способов межнациональной коммуникации. Они помогают эффективно освоить чужую культуру, являясь, по мнению Е.Д. Горячевой, «готовыми блоками» для переработки информации, создающие необходимые ассоциации, которые одинаковы для представителей одного лингвокультурного сообщества [6].

Киноиндустрия в XXI веке популяризуется и развивается быстрыми темпами. Зарубежные англоязычные фильмы помогают познать культуру страны и народа. В связи с этим перед российскими переводчиками стоит непростая задача: осуществить корректный перевод текста с английского языка, сохранив главную суть текста и его форму выражения. Данная тема является актуальной в лингвистическом секторе.

Прецедентные явления в наше время являются недостаточно изученными, поэтому находятся в поле внимания лингвистов и переводоведов.

В постсоветскую эпоху становится актуальной тенденция активизации и обновления способов взаимосвязи между текстами и приемов акцентирования смыслов. В результате возникают формы взаимодействия с прецедентными именами, текстами, высказываниями и ситуациями, являющимися составными элементами «сферы», называемыми прецедентными феноменами.

Ограниченное знание лингвострановедения и отказ оценивать явления так же, как и в родной культуре являются причиной неудачного межкультурного общения, которое вызвано неправильным восприятием прецедентных феноменов.

Пристальное внимание ученых к феномену языковой личности сопровождается повышенным интересом ученых к феноменам, которые определяются в научной литературе как прецедентные. Однако сам термин «прецедентный» феномен еще не может быть отнесен к числу однозначно устоявшихся. По определению Ю.Е. Прохорова прецедентные феномены это «те вербализируемые в коммуникации единицы, реализация которых влечет за собой некоторую апелляцию к чему-либо известному, некоторому факту, который за ним стоит» [4].

Ю.Н. Караулов выделяет вербальные и невербальные прецедентные феномены. К первому типу относятся тексты как продукты речемыслительной деятельности, а ко второму живопись, архитектура, музыкальные произведения и т.д. [10].

В рамках данного понятия выделяются прецедентная ситуация, прецедентное высказывание, прецедентное имя и прецедентный текст. В рамках данной статьи мы рассмотрим прецедентные имена и прецедентные тексты.

Прецедентное имя – этом «индивидуальное имя, связанное или 1) с широко известным текстом, относящимся, как правило, к числу прецедентных или 2) с ситуацией, широко известной носителям и выступающей как прецедентная [4]. Прецедентные имена обладает своей структурой, состоящей из атрибутов, являющимися составляющими «элементами», которые имеют тесную связь с прецедентным именем и дифференциальных признаков т.е. системных характеристик, отличающих данный предмет от остальных. Например, историческая личность Робин Гуда представляется символом борьбы за справедливость.

Имеют право называться прецедентными те имена, которые входят в когнитивную базу, т. е. «инвариантное представление обозначаемого ими “культурного предмета” является общим для всех членов лингво-культурного сообщества» [9]. Прецедентные имена являются индивидуальными именами, тем самым образуя особую группу внутри этого класса.

Под прецедентным текстом понимается законченный и самодостаточный продукт речемыслительной деятельности, (поли)предикативная единица; сложный знак», знакомый «любому среднему члену лингвокультурного сообщества»; «обращение к нему многократно возобновляется в процессе коммуникации через связанные с этим текстом, высказывания и символы [4]. Они уникальны, так как являются хорошо известными не только в современной языковой среде, но и среди наших предшественников. Прецедентный текст — это одновременно языковое и речевое явление. В результате этого прецедентный текст всегда многозначны и имеет минимум два значения: исходный смысл текста и его обобщенный смысл.

Ю.А. Сорокин и И.М. Михалева по-другому трактуют понятие прецедентного текста - это некоторые вербальные микро- имакроединицы, указывающие на когнитивно-эмотивные и аксиологические отношения, это некоторые избирательные признаки, сопоставляющиеся с другими заимствованными и оригинальными признаками для создания .эстетической видимости/типологического образа, это, прежде всего, средства когнитивно-эмотивной и аксиологической фокусировки смысловой массы художественного текста, указывающие на глубину индивидуальной и групповой (социальной) памяти и свидетельствующие о способах художественной .обработки. актуальных для нас вопросов и проблем [8].

С точки зрения теории коммуникации выделяют функции прецедентных феноменов Л.М. Гриценко, Г.Г. Слышкин, В.Н. Телия. По их предположению, прецедентные феномены в различных контекстах свойственны такие функции: персуазивная, номинативная, парольная, людическая (или игровая) и миромоделирующая. А.Е. Супрун выдвигает следующие языковые функции прецедентных феноменов: функция подтверждения, кумулятивная (или историческая), эстетическая, правильности или ссылки на авторитет [7].

С позиции теории текста, прецедентные феномены выполняют взаимодополняющие функции, такие как контактоустанавливающая и функция диалогизации. Они выражаются в осуществлении контакта между цитируемым и цитирующим текстами, в подготовке читателя к восприятию определенной информации. Важной особенностью прецедентных феноменов является их потенциал в конструировании образа говорящего. Исходя из этого, можно еще обозначить имиджевую функцию.

Популярность англоязычных фильмов возрастает с каждым днем, поэтому возникает необходимость в грамотной адаптации фильмов с английского языка на русский. От фоновых знаний переводчиков зависит реализация заложенного сообщением смысла. 

Человек, является не только носителем языка, но и культуры. При наличии общности фоновых знаний обоих членов коммуникации будет достигнуто взаимопонимание между адресатом и адресантом.

Каждая кинокомпания выбирает удобные себе способы перевода кинофильмов: дублированный, закадровый или субтитры. Каждый из этих способов отличается степенью вовлеченности зрителя в фильм и его удобства при просмотре.

Прежде всего переводчику необходимо разобрать диалоги и понять их суть в оригинальном тексте. Ему необходимо не только в совершенстве знать иностранный язык и уметь пользоваться формами выражения текста, но и быть хорошо эрудированным в различных областях науки, искусства, религии и т.д. Ведь человек, является не только носителем языка, но и культуры. При наличии общности фоновых знаний обоих членов коммуникации будет достигнуто взаимопонимание между адресатом и адресантом.

Заключительный этап перевода состоит в корректировке текста, с целью придания ему литературного вида, учитывая особенности менталитета народа, где будет проходить кинопрокат.

Рассмотрим далее явления прецедентных феноменов на конкретных примерах.

Имена киногероев, как Рембо, Тарзан, Терминатор и Джеймс Бонд, употребляются в повседневной речи в переносном смысле с различными оттенками значений.

James Bond—Джеймс Бонд, герой романов английского писателя Иена Флеминга о суперагенте 007, а также герой многочисленных экранизаций этих романов (007: Координаты «Скайфолл», 007: СПЕКТР и т.д.) Употребление этого прецедентного имени распространенно в речи, когда респондент хочет присвоить человеку качества брутального, уверенного, остроумного и привлекательного джентльмена.

Rambo— Рембо, главный герой романа Д. Морелла «Первая кровь» и герой таких экранизаций как «Рэмбо: Первая кровь» и «Рэмбо: Последняя кровь». Применение данного прецедентного имени осуществляется говорящим, который хочет присвоить человеку качества самодостаточного мачо, жёсткого и склонного к насильственным методам возмездия.

Terminator—Терминатор, герой одноименного фильма (1984) и его продолжений Терминатор 2: Судный день (1991), Терминатор 3: Восстание машин (2003), Терминатор: Да придёт спаситель (2009) и другие. Использование этого прецедентного имени совершается адресантом, желающим присвоить человеку данные качества: неуязвимость, сила, ловкость, уверенность. 

Всем известная фраза, принадлежащая английскому детективу Шерлок Холмс: «Это элементарно, Ватсон» в оригинале звучит как: «Elementary, my dear Watson» (при дословном переводе имеет вид: «Элементарно, мой дорогой Ватсон»). Мы видим из примера, что порядок слов оригинальной версии отличается от русского варианта, но смысл этой фразы не был потерян и кроме того стал популярен в русскоязычном коммуникативном поле, когда говорящий хочет выразить значение, подобное «Это ведь просто. Это легко. В этом нет ничего сложного». Данное высказывание несет в себе два смысла: исходный и обобщенный, а также является языковым и речевым явлением.

Многие помнят фразу Голумма из знаменитого фильма «Властелин колец»: «Моя прелесть», которая в оригинальной версии звучит как «My precious».  В данном примере «precious» является именем прилагательным, имеющим значения «драгоценный», «дорогой», «любимый», «изысканный». Как мы видим, эта часть речи была заменена при переводе на русский язык на имя существительное, без утери главного смысла. Данный пример, как и предыдущий, является одним из явлений прецедентных текстов.

Следующим примером является кинофильм «В - значит Вендетта». Мы рассмотрим отсылку на увертюру Чайковского 1812 года, олицетворяющую победу над врагом. В данном фильме оно используется для эффектного звучания и важности события.

В этом же фильме есть прямая отсылка на реального персонажа семнадцатого века – Гая Фокса, являющегося восставшим против британской власти в Пороховом заговоре. «Ви» носит маску этого восставшего, как символ бунтаря и защитника населения.

Таким образом, мы можем сделать вывод, прецедентный феномен, в обобщенном смысле, – это феномен, значимый для той или иной личности в познавательном и эмоциональном отношениях, помогающий ему освоить культуру других народов через средства коммуникации.

Проблематика перевода прецедентных феноменов заключается в сложности ориентирования адресанта на главную мысль сказанного прецедента, а также его переход последнего из одного языкового сектора в другой, т.е. из английского в русский. Прецедентный феномен характеризуются сложным ментальным образом, т.е. преставлениями, которые основываются на эмоционально-этническом восприятии и осмыслении, передаваемых через прочтение текста или просмотра кинофильма.  Через них передается глубокий смысл эмоционально-этнического образа. Ментальный образ приводит к интерпретации прецедентного феномена и является средством коммуникации адресата с адресантом.

Тема моего исследования будет являться проблемной, потому что авторы текстов сталкиваются со сложностью доступности прецедентный феномен для определенной аудитории и в частности о способности автора (переводчика) донести до зрителя весь колорит этнокультуры.

 

Список литературы:

1. Кристин Макгахи, Ксения Чурмантеева. 10 знаменитых смешных цитат из фильмов и сериалов на ангийском // Блок по иностранному языку «FluentU».

2. Бирюкова Н.С. О типах прецедентных феноменов / Н. С. Бирюкова // Политическая лингвистика. – Екатеринбург, 2005. – № 15 – C. 60-66.

3. Золотарёва Ю.Д. Функционирование прецедентных феноменов в анонсе новостной программы. - Кемерово, 2015. 

4. Прохоров Ю.В. Действительность. Текст. Дискурс / Ю. В. Прохоров. —  М. : Флинта : Наука, 2004. – 224 с.

5. Долгунова В.В. О переводе англоязычных кинотекстов художественных фильмов / В. В. Долгунова, Р. Р. Фахрутдинова. — Казань, 2017. — 152 с.

6. Горячева Е.Д. Роль прецедентных феноменов в формировании национального когнитивного пространства [Электронный ресурс] / Е.Д. Горячева // ScientificWorld [Междунар. науч. журнал].

7. Супрун А.Е. Текстовые реминисценции как языковое явление // Вопросы языкознания. 1995. № 5. С. 17–29.

8. Сорокин Ю.А., Михалева И. М. Прецедентный текст как способ фиксации языкового сознания // Язык и сознание: парадокcальная рациональность. М., 1993. С. 98-117.

9. Гудков Д.Б. Теория и практика межкультурной коммуникации. М., 2003. С. 146.

10. Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность. М., 1987.