Забота об увечных и недееспособных в период правления Елизаветы Петровны и и Петра III

Дата публикации: 2020-10-13 17:29:05
Статью разместил(а):
Черкашина Наталья Валерьевна

Забота об увечных и недееспособных в период правления Елизаветы Петровны (25 ноября 1741г. – 25 декабря 1761г.) и Петра III (25 декабря 1761г. – 28 июня 1762г.)

Care for the disabled and incapacitated during the reigns of Elizabeth (November 25, 1741-December 25, 1761) and Peter III (December 25, 1761-June 28, 1762)

 

Автор: Кравцов Рустам Тохиржонович

ФГБОУ ИВО «Московский государственный гуманитарно-экономический университет», г. Москва, Россия

e-mail: rustamio3000@mail.ru

Kravtsov Rustam Tohirjonovich,

Moscow state University of Humanities and Economics, Moscow, Russia.

e-mail: rustamio3000@mail.ru

Научный руководитель: Черкашина Наталья Валерьевна

кандидат юридических наук, доцент, ФГБОУ ИВО «Московский государственный гуманитарно-экономический университет», г. Москва, Россия

Cherkashina Natalia Valeryevna,

PhD in law, associate Professor, Moscow state University of Humanities and Economics, Moscow, Russia.

e-mail: natasha8181@mail.ru 

 

Аннотация: работа посвящена изучению вопросов заботы об увечных и недееспособных людях в период правления Елизаветы Петровны (25 ноября 1741 – 25 декабря 1761 гг.) и Петра III (25 декабря 1761 – 28 июня 1762 гг.), исследованы нормативное закрепление положений о призрении инвалидов, монастырские благодеяния. 

Abstract: the work is devoted to the study of issues of care for the disabled and incapacitated people during the reigns of Elizabeth Petrovna (November 25, 1741-December 25, 1761) and Peter III (December 25, 1761 – June 28, 1762), the normative consolidation of provisions on the care of the disabled, monastic benefits.

Ключевые слова: призрение, инвалид, благотворительность, преобразование.

Keywords: charity, disabled person, charity, transformation.

Тематическая рубрика: История.

 

Уже в древнейших славянских общинах постепенно складывались простейшие формы помощи, защиты и поддержки увечных. Среди них особое место занимала круговая порука – «вервь». Она являлась системой взаимоподдержки общинников, предусматривающей заботу о слабых, менее защищенных, включая немощных стариков, увечных и т.д. К наиболее распространенным проявлением общинно-родовой помощи можно отнести кроме всего и кормление за счет общины убогих и больных сородичей [3].

Начиная с Х в. разрушение родоплеменных отношений требовало новых форм поддержки и защиты: складываются княжеские виды благотворительности и монастырско-церковное призрение. В начале ХIII их было почти 70, а к концу ХIII в. – более 100. Наиболее распространенными формами помощи были бесплатное кормление убогих и немощных, устройство богаделен для искалеченных, открытие лечебниц для больных и нищих [4].

Решительные шаги в рассматриваемом направлении были сделаны при Иване IV Грозном (1547-1584). Еще в начале своего правления он повелел составить новые законы, многие статьи которых были специально посвящены немощным, больным, увечным, нищим.

Активное преобразование общественного призрения в систему происходит в период правления Петра I (1689-1725 гг.). В Указе от 8 июня 1701 г. он повелевал «в домовых Святейшего патриарха богадельнях нищим быть, больным и престарелым, которые не могут ходить для собирания милостыни, а для десяти человек больных быть в богадельне одному человеку здоровому, который бы за теми больными ходил и всякое им вспоможение чинил. А больных в богадельнях велеть лечить, и для того учинить особых лекарей и давать тем лекарям кормовые деньги и покупать лекарства из Патриаршей домовой казны» [5]. С целью улучшения финансирования лекарств, лечения и питания раненых воинов Сенат своим указом от 5 июля 1714 г. вдвое увеличил венечный сбор в церквях [6]. Следует отметить, что после смерти Петра I повышенное внимание к проблемам общественного призрения сменилось периодом законодательного затишья в этой области [3].

Рассмотрим более детально период правления Елизаветы Петровны (1741-1761) и Петра III (1761-1762) и их попытки помощи увечным и недееспособным людям. Ко времени вступления Елизаветы Петровны на трон дело организации светской благотворительности оставалось в печальном состоянии, иллюстрацией чему может служить тяжба между Сенатом и Синодом по поводу оплаты ремонта пришедшего в ветхость первого отечественного госпиталя (1744) [2].

«Медицинская канцелярия донесла Сенату, что в московском госпитале экономическая синодская канцелярия не делает никаких починок, отчего больные претерпевают великое беспокойство, в пользовании больных остановка и невозможность, и больных принимать нельзя, потому что в палатах, где лежат больные, и в ученических бурсах окончины и печи очень ветхи, топить их опасно; также и строение, где живут служители, очень ветхо; иное и попадало, а в ином зимою жить нельзя. Синод отписывался, что его Экономическая канцелярия не обязана делать починки в госпитале: указа для этого нет; хотя по указу Петра Великого госпиталь построен из сборов Монастырского приказа, но, чтоб его чинить из сборов того же приказа, приказа не изображено <...>  итак, починки госпиталя из доходов синодальных исправлять никак не следует <...>  но Сенат приказал  <...> то госпиталь исправить надобно непременно из доходов Экономической канцелярии в непродолжительном времени, чтобы больным от стужи не помереть, ибо если уже госпиталь строен на деньги Монастырского приказа и содержится на деньги Экономической канцелярии, то и чинить его надобно из тех же доходов» [1]. 

После Петра Великого первые лица империи долгое время не включались в деятельную благотворительность, перестав при этом следовать правилам милостыни в духе идеалов православного благочестия. По настоянию Елизаветы Петровны Сенат издает указ «О воспрещении увечным ходить в Санкт-Петербург для прошения милостыни». Неужели властям не доставало предшествующих запретительных законов, счет коим исчислялся десятками? Оказывается, к написанию очередного рескрипта государыню понудила случайная и неприятная для нее встреча на улице:

«Марта 10 дня усмотрено, что одна женщина просила милостыню, у коей все лицо в ранах изрыто и смотреть весьма противно, дабы таким увечным и гнусным отнюдь не допускать здесь в резиденции таскаться, и когда впредь усмотрятся, и ежели не имеют пропитания, в богадельни определять; чего ради оныя вновь от Сената стараться мужския и женския построить в Васильевском острову, только не на больших улицах и в таком месте, где бы знатного проезда не было, а о крепком смотрении, чтоб таковых гнусных и увечных отнюдь по городу бродить не допущали, в Полицию подтвердить» [7].

Елизавета в силу личной брезгливости запрещает «гнусным и увечным» (отталкивающего вида) людям появляться на главных улицах столицы, особенно там, где их могут встретить особо важные персоны. 

В 1748 г. Сенат издает указ «О невыдаче паспортов слепым, дряхлым и увечным крестьянам для прохода в Санкт-Петербург и в другие места под взысканием штрафа за невыполнение сего указа». Данный документ свидетельствует о том, что по убеждению российских сенаторов середины XVIII в., слепота, физическое увечье могли служить причиной поражения человека в правах [8].

Однако данный факт еще не означал, что государственная политика в области призрения была полностью свергнута. Императрица Елизавета Петровна все-таки уделила помощи увечным и недееспособным. Она требовала строительства богаделен в губерниях, возложив их содержание на Статс-контору. К сожалению, не все требования были претворены, а лишь оставались на бумагах. Также императрица пресекала стремление помещиков избавиться от забот о «прокормлении» получивших увечье, больных и престарелых крестьян. Также она проявила заботу к купцам, ставшим инвалидами, например Зимовичу 10 января 1760 г. своим указом государыня простила долги ввиду увечья и в дальнейшем слепоты [9].

В елизаветинскую эпоху власть декларирует необходимость организации светского призрения, но при этом не прилагает больших усилий к ее финансовому, организационному и кадровому обеспечению. Государыня ограничивается изданием грозных указов и карательными мерами, не переходя к реальному строительству богоугодных заведений, которые без ее вмешательства появиться в России не могли. Трагическое рассогласование правительственных решений и общественных устремлений, указующих директив и исполнительской дисциплины, благих порывов и их финансового подкрепления становится характерной чертой развития светской благотворительности в России времен Елизаветы.

Немного нового в дело благотворительности внесло и краткое пребывание на российском престоле императора Петра III. Стало очевидным, что у государства не хватает денег на содержание все увеличивающегося числа нищих и богаделен. Поэтому указами 1762 г. предусматривалось, что содержание богаделенных и инвалидов, а также отставных унтер-офицеров и солдат, не имевших источников пропитания, возлагалось на доходы с монастырских имений [12]. Наконец, в апреле 1762 г. последовало указание императора о строительстве специальных домов для умалишенных (так называемых «долгаузов») вне монастырей [10, 11].

Итак, в целом же неустойчивость власти не способствовала делу укрепления и нормализации системы государственного призрения. Считается, что в период правления Елизаветы Петровны, происходит заметное ухудшение в этой области. В целом главенствующим направлением в социальной работе становится ужесточение мер по борьбе с нищенством, то есть происходит дальнейшая регламентация системы наказаний. В целом можно сделать вывод о том, что принятые в рассматриваемый период правительственными структурами меры в социальной сфере свидетельствовали о начале формирования в России государственной системы призрения, но для ее развития и совершенства нужно принятия немалых мер, которые в последующем будут реализовываться. Данная проблема является актуальной и на сегодняшний день, также принимаются различного рода законы и меры по обеспечению инвалидов.

 

Список литературы:

1. Соловьев С.М. История России с древнейших времён (Соловьёв) /Том XXII / Глава III. Материал из Викитеки - свободной библиотеки. Опубл.: 1851-1879.

2. Басов Н.Ф. Развитие социальной защиты и поддержки инвалидов в России: дореволюционный период // Вестник Костромского государственного университета. Серия: Педагогика. Психология. Социокинетика. 2012. Том 18. С. 213-219.

3. Басов Н.Ф. Становление и развитие социальной защиты и поддержки инвалидов в дореволюционной России // Вестник ПСТГУ IV: Педагогика. Психология. – 2010. - Вып. 3 (18). - С. 67–78.

4. Черкашина Н.В. Призрение инвалидов в дореволюционной России // Право и государство: теория и практика. – 2020. - № 2 (182). – С. 63-66.

5. Кошель П.А. Столица Российской империи. История Санкт-Петербурга второй половины XVIII века // ЛитМир - Электронная Библиотека. – С. 15.

6. Костина Е.Ю. История социальной работы. – Владивосток: Изд-во Дальневосточного университета. 2004, 2003. – С. 40.