Понятие и признаки добровольного отказа от преступления

Дата публикации: 2019-11-24 20:07:52
Статью разместил(а):
Жолумбаев Марат Копжасарович

Понятие и признаки добровольного отказа от преступления

The concept and signs of voluntary abandonment of a crime

Авторы:

Жолумбаев Марат Копжасарович

Кокшетауский университет им. А. Мырзахметова, Кокшетау, Казахстан.

e-mail: makzet@mail.ru

Zholumbayev Marat Kopzhasarovich

Kokshetau Abai Myrzakhmetov university, Kokshetau, Kazakhstan

e-mail: makzet@mail.ru 

Джунусов Аязби Талгатович 

Кокшетауский университет им. А. Мырзахметова, Кокшетау, Казахстан.

e-mail: lyazzat-r@mail.ru

Dzhunusov Ayazbi Talgatovich

Kokshetau Abai Myrzakhmetov university, Kokshetau, Kazakhstan 

e-mail: lyazzat-r@mail.ru

Аннотация: В статье рассматриваются понятие и характерные признаки добровольного отказа от уголовного правонарушения по уголовному законодательству Республики Казахстан. На основе анализа различных мнений ученых-юристов, авторами предлагается собственная редакция дефиниции добровольного отказа.

Abstract: The article discusses the concept and characteristic features of a voluntary refusal of a criminal offense under the criminal law of the Republic of Kazakhstan. Based on the analysis of various opinions of legal scholars, the authors propose their own version of the definition of voluntary refusal.

Ключевые слова: добровольность, окончательность, преступление, своевременность.

Keywords: voluntariness, finality, crime, timeliness.

Тематическая рубрика: Юриспруденция и право.

 

Несмотря на то, что действующий Уголовный кодекс Казахстана в ч. 1 ст. 26 закрепил определение добровольного отказа от преступления, в уголовно-правовой доктрине наблюдается неоднозначность взглядов по вопросу об этом понятии.

Так, дискуссионным является и вопрос о признаках добровольного отказа от преступления. До настоящего времени у правоведов не сформировалось единого мнения как относительно их количества, так и содержания. Наиболее распространенной в юридической литературе на сегодняшний день, как и в советский период, продолжает оставаться точка зрения о том, что добровольный отказ от преступления характеризуется двумя основными признаками: добровольностью и окончательностью. Ряд авторов наряду с указанными выделяют при знак осознания лицом возможности доведения преступления до конца. Некоторые исследователи отмечают, что добровольный отказ от преступления характеризуют такие признаки, как добровольность, свое временность и окончательность.

По нашему мнению, добровольный отказ от преступления характеризуется следующими признаками:

1) объективное прекращение совершения умышленного преступления;

2) добровольность;

3) окончательность;

4) своевременность.

Признак объективного прекращения совершения умышленного преступления предполагает остановку совершения деяния, т. е. недоведение преступной деятельности до конца. Добровольный отказ от преступления может иметь место лишь при начатой преступной деятельности, т. е. в случаях, когда лицо уже совершило какие-либо действия (бездействие), направленные на достижение преступного результата, но затем прекратило посягательство. Ситуации, в которых лицо только обдумывало и принимало решение о совершении преступления, но потом отказалось от своего намерения, не подлежат уголовно-правовому регулированию. Поэтому представляется ошибочным признание в качестве разновидности добровольного отказа отказ от реализации обнаружившегося умысла. В связи с этим нами поддерживается высказанное И.Э. Звечаровским суждение о целесообразности замены выражения «добровольный отказ от преступления» словосочетанием «добровольный отказ от доведения преступления до конца», поскольку первое является некорректным, характеризуя ситуации, когда лицо еще фактически не приступило к совершению преступления.

Добровольность отказа означает, что лицо, осознавая возможность доведения преступления до конца, по собственной воле прекращает преступную деятельность. Исходя из того, что основные признаки психической деятельности человека - это сознание и воля, тесно связанные между собой и обусловливающие друг друга, добровольность целесообразно раскрывать посредством интеллектуального и волевого моментов. Интеллектуальный момент заключается в осознании лицом возможности доведения преступления до конца, волевой - в собственной воле лица прекратить преступление.

Признак добровольности выражается в свободном, а не вынужденном волеизъявлении лица о прекращении преступной деятельности. Решение об отказе от совершаемой преступной деятельности должно принимать само лицо, выбирая определенный вариант поведения: продолжить преступление или прекратить. При этом для наличия признака добровольности необходимо, чтобы лицо прекратило преступление, осознавая возможность его доведения до конца.

По нашему мнению, осознание возможности доведения преступления до конца является обязательной составляющей добровольности, так как только на основании наличия или отсутствия такого осознания можно установить добровольность отказа. Поскольку волевые и интеллектуальные признаки во взаимосвязи образуют единый психический процесс (в нашем случае это соответствующее психическое отношение лица к прекращению преступления), невозможно определить наличие признака добровольности посредством указания лишь на волевое усилие лица, направленное на прекращение преступления, без учета факта осознания им возможности довести преступную деятельность до конца. Если из содержания признака добровольности изъять положение об осознании возможности доведения преступления до конца, то оно не будет в полной мере отражать действительную сущность при знака, поскольку добровольность оценить будет уже нельзя.

При установлении добровольности отказа необходимо основываться на анализе объективного (наличие внешних обстоятельств, обусловливающих возможность доведения преступления до конца) и субъективного (осознание лицом возможности доведения преступления до конца) критериев в совокупности, при определяющем значении последнего.

Весьма значимым и в то же время дискуссионным является вопрос о влиянии препятствий к доведению преступления до конца на волеизъявление лица. Эти препятствия в зависимости от характера их влияния на волеизъявление лица некоторыми авторами условно разделяются на непреодолимые и затрудняющие.

Непреодолимыми считаются препятствия, которые вопреки воле лица исключают возможность завершения преступления, т. е. в таких случаях преступное деяние объективно не способно далее развиваться во времени и пространстве. Согласимся, что объективная невозможность дальнейшего осуществления преступления может быть выявлена в результате анализа причинно-следственных связей. Определенную значимость приобретает здесь и установление отношения к такого рода обстоятельствам самого лица. Итак, в случае возникновения непреодолимых препятствий при осознании лицом невозможности продолжения преступной деятельности отказ всегда будет вынужденным, поскольку исключается свободное волеизъявление лица.

Особую сложность представляет разрешение вопроса о наличии добровольного отказа от преступления при появлении препятствий, которые лишь затрудняют продолжение преступления. Такие препятствия возникают в процессе совершения преступной деятельности как непредвиденные и оказывают, несомненно, определенное, и порой весьма существенное воздействие на поведение лица. Причем объективно эти препятствия могут быть преодолены. Встает вопрос о квалификации деяния, если в указанной ситуации лицо отказывается от доведения преступления до конца.

В литературе обоснованно обращается внимание на то, что при разрешении проблемы характера отказа в рассматриваемых случаях необходимо учитывать, что всякое волевое поведение, в том числе и преступное, всегда связано с преодолением больших или меньших трудностей, как внешних, так и внутренних препятствий, в связи с чем приходится совершать волевые усилия. В данном случае речь идет не просто о поведенческом акте, а о преступлении, причем умышленном. Виновный сознательно идет на противостояние закону и другим людям. Представляется, что при появлении затрудняющих препятствий лицо осознает реальную возможность их преодоления и завершения преступления, сохраняет свободу воли (в противном случае препятствие будет непреодолимым), поэтому отказ в таких случаях должен признаваться добровольным.

В связи с этим мы не можем поддержать суждение И. С. Тишкевича о том, что добровольного отказа не будет, если лицо прекратило дальнейшее совершение преступления, убедившись в невыгодности его продолжения и доведения до конца. Невыгодность совершения преступления не является непреодолимым препятствием, что находит отражение и в выражении «убедившись в невозможности или невыгодности», по этому возможность добровольного отказа в подобных случаях сохраняется.

Приводимый же автором в качестве примера невыгодности продолжения начатого преступления случай, когда в квартире, в которую проник вор, не оказалось ценного имущества, демонстрирует наличие непреодолимого обстоятельства, поскольку преступный умысел лица был направлен на кражу именно ценного имущества.

Полагаем, что и при решении вопроса о добровольности отказа в случаях, когда лицо во время совершения преступления узнает, что ему грозит реальная опасность задержания, необходимо исходить из наличия осознания лицом возможности доведения преступления до конца, а также его собственного волеизъявления на прекращение преступной деятельности. Таким образом, если субъект осознает реальную возможность задержания при продолжении им преступной деятельности, возникшее обстоятельство не позволяет ему, с его точки зрения, довести преступление до конца (например, недоведение до конца кражи по причине появления на складе сторожа), добровольного отказа в такой ситуации не будет. Конечно, завершить тайное хищение лицу в указанном случае не удастся, но вполне возможно, преступник согласен на перерастание кражи в грабеж или разбой. Как тогда оценить характер отказа от преступления со стороны этого лица? Допустим, лицо начинает совершать кражу, но на каком- то этапе понимает, что будет обнаружено, осознавая при этом как возможность продолжить хищение, но уже открыто, так и прекратить преступную деятельность. В итоге оно отказывается от доведения преступления до конца. Представляется, что такой отказ все-таки нельзя признать добровольным, поскольку лицо осознавало возможность продолжения не начатого им преступления (кражи), а уже другого правонарушения (грабежа), т. е. добровольность отказа от кражи уже исключается.

Если же лицо осознает, что оно может завершить преступное деяние, даже при условии, что его могут застать на месте преступления, и оставляет преступную деятельность, то это должно рассматриваться как добровольный отказ от преступления.

Общепризнанным в уголовно-правовой теории является положение о том, что для признания отказа добровольным мотивы не имеют значения. Необходимо только, чтобы мотивация не устраняла понимания лицом своей способности завершить преступление. Несмотря на то, что в смысле уголовно-правовой значимости все мотивы равны, их установление в процессе расследования и рассмотрения уголовного дела в суде обязательно. Поскольку под влиянием мотивов выявляется направленность и характер поведения лица, только их анализ зачастую позволяет определить добровольность или вынужденность отказа, его окончательность.

Окончательность отказа означает, что лицо прекращает начатое преступление полностью, навсегда, а не приостанавливает его на какое-то время. При этом признак окончательности распространяется только на совершаемое (начатое) преступление, а не на последующую преступную деятельность вообще. Считаем, что для установления отсутствия признака окончательности отказа причины временного прерывания преступного деяния не имеют значения. В основе такого приостановления могут лежать не только обстоятельства, делающие завершение преступления невозможным, но и лишь затрудняющие его доведение до конца, а также иные причины (например, лицо откладывает совершение преступления до более удобного случая или решает лучше подготовиться). Поэтому мы не можем поддержать суждения о том, что в таких случаях лицо на время приостанавливает совершение преступления по не зависящим от него обстоятельствам.

Признак окончательности будет отсутствовать в ситуациях, когда лицо отказывается от повторной попытки совершения преступления, так как первоначальная попытка оказалась неудачной. Поскольку не- доведение преступления до конца при первоначальной попытке связано с обстоятельствами, не зависящими от воли виновного (и не является результатом усилий самого виновного), такое деяние следует рассматривать как покушение на преступление. Добровольный же отказ от повторного преступного посягательства может учитываться судом при назначении наказания за уже совершенное посягательство.

Признак своевременности заключается в том, что добровольный отказ возможен только до окончания преступного деяния (имеется в виду не фактический, а юридический момент окончания преступления), т. е. на подготовительной стадии или стадии исполнения преступления. Необходимо уточнить, что добровольный отказ должен быть осуществлен и до возникновения обстоятельств, препятствующих доведению преступления до конца, поскольку появление последних исключает наличие добровольности при прекращении лицом совершаемого деяния.

В уголовно-правовой литературе о допустимости добровольного отказа при совершении лицом всех действий (бездействия), непосредственно направленных на исполнение преступления, зачастую говорится применительно к преступлениям с материальным составом. Вместе с тем представляется, что таковой возможен и в преступлениях с формальным составом (например, лицо (взяткодатель) вначале оставляет в кабинете должностного лица (взяткополучателя) по договоренности с ним конверт с деньгами, но затем возвращается и забирает его).

Принимая во внимание имеющиеся в уголовно-правовой теории разногласия по рассматриваемому вопросу, в целях формирования единообразного правоприменения законодательных положений о добровольном отказе от преступления считаем целесообразным закрепить в определении добровольного отказа две его разновидности: 1) прекращение создания условий для исполнения умышленного преступления либо прекращение действий (бездействия), непосредственно направленных на исполнение преступления; 2) предотвращение общественно опасных последствий.

С учетом изложенного предлагается следующее определение добровольного отказа от преступления: «Добровольным отказом от доведения преступления до конца признается окончательное и по собственной воле прекращение лицом создания условий для исполнения умышленного преступления либо прекращение действий (бездействия), непосредственно направленных на исполнение преступления, либо предотвращение общественно опасных последствий, если лицо в перечисленных случаях осознавало возможность доведения преступления до конца».

 

Список литературы:

1. Звечаровский И. Э. Добровольный отказ от доведения преступления до конца. - СПб. : Юридический центр Пресс, 2008. – 88 с.

2. Здравомыслов Б. В. Стадии совершения умышленного преступления. - М.: Госюриздат, 1960. - 96с.

3. Иванов В. Д. Ответственность за покушение на совершение преступления по советскому уголовному праву: автореф. дис. ... канд. юр. наук. - М., 1968. - 25с.

4. Иванов В. Д., Житник Ю. В. Применение положений закона о доброволь­ном отказе от совершения преступлений в практике деятельности исправи­тельно-трудовых учреждений / под ред. С. Р. Рыспаева. - Фрунзе, 1978. - 78с.

5. Тишкевич И.С. Приготовление и покушение по уголовному праву. - М.: Госюриздат, 1958.- 76с.

6. Клюев А. А. Добровольный отказ от совершения преступления // Энциклопедия уголовного права. Т. 5: Неоконченное преступление. - СПб., 2006. - 357с.