Проблема признания процессуального статуса потерпевшего

Дата публикации: 2021-05-09 19:01:45
Статью разместил(а):
Степанова Валентина Викторовна

Проблема признания процессуального статуса потерпевшего

The problem of recognizing the procedural status of the victim

 

Автор: Степанова Валентина Викторовна

УФ ФГБОУВО «РГУП», г. Челябинск, Россия

e-mail: valuha-1985v@mail.ru

Stepanova Valentina Viktorovna

RGUP, Chelyabinsk, Russia

e-mail: valuha-1985v@mail.ru

Аннотация: В этой статье автор пишет о том, как недоработка некоторых законодательных норм мешает потерпевшей стороне в полной мере осуществлять свои гарантированные права и свободы, быть полноценным участником уголовного процесса.

Abstract: In this article, the author writes about how the flaw in some legislative norms prevents the injured party from fully exercising its guaranteed rights and freedoms, and from being a full-fledged participant in the criminal process.

Ключевые слова: статус потерпевшего, доказательства потерпевшей стороны.

Keywords: status the victim; aggrieved party providing evidence

Тематическая рубрика: Юриспруденция и право.

Согласно ст. 52 Конституции Российской Федерации «права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью  должны охраняться законом, а государство, должно обеспечивает потерпевшим к правосудию и компенсацию причинения ущерба». Уголовно-процессуальный кодекс определяет методы и приемы обеспечения конституционных прав, свобод и законных интересов потерпевшего.  

Но процесс признания потерпевшего таковым не так прост и прозрачен, как хотелось бы.

Потерпевшему присваивается статус потерпевшего только после вынесения постановления о признании потерпевшим. Во время обращения потерпевшего в правоохранительные органы с сообщением о совершенном преступлении, он воспринимается только в качестве источника информации. С начала расследования, пока производятся первоначальные розыскные мероприятия, заявитель не имеет права претендовать на предоставление каких-либо сведений о ходе расследования. Хотя, с учетом того, что потерпевший с момента совершения преступления фактически является потерпевшим, то невозможность ознакомления его с материалами дела (пострадавшей стороной в котором является именно он), нарушает его законные права.

После того, как должностное лицо проведет проверку собранной по делу информации, принимается решение о возбуждении дела, либо об отказе в возбуждении. В свою очередь заявитель согласно ст.148 УПК РФ оповещается о принятом решении, всё также не имея возможности принимать участие в деле в статусе потерпевшего. Заявитель вправе обжаловать принятое решение в сроки, установленные законом. Но ведь, как мы уже отмечали ранее, сам факт подачи заявителем заявления о совершенном в отношении него преступления, уже подразумевает что он является потерпевшим. Принятие должностным лицом заявления о совершении преступления является юридическим фактом, которое автоматически влечет за собой наделение потерпевшего определенным объемом процессуальных прав и обязанностей и возможность их реализации [2].

Основываясь на вышеизложенном, можно сделать вывод, что законодателем не предусмотрено (а это просто необходимо предусмотреть на законодательном уровне) предоставление определенных прав заявителю на первоначальной стадии расследования дела. Например, заявителю можно разрешить знакомиться с материалами проверки, делать копии и выписки, знакомиться с постановлением о назначении судебной экспертизы и заключением эксперта, и другими результатами дела.

В настоящее время законодателем существенно занижен статус потерпевшего по сравнению с возможностями подозреваемого. Основная цель современного законодателя – доказать вину и справедливо назначить наказание обвиняемому. А защита прав потерпевшего, обеспечение защиты его законных интересов отходит на второй план. Этот факт находит подтверждение во многих аспектах уголовного процесса, например: подозреваемый изначально обеспечен правом на бесплатного защитника.

Вышеизложенную позицию поддерживают некоторые ученые, такие как: А.И. Глушков, Е.А. Зайцева, В.П. Божьев, В.И. Рохлин и В.М. Быков. Они предлагают немного модернизировать законодательство - внести в п. 8 ч. 2 ст. 42 УПК РФ и в ст. 51 УПК РФ дополнение, в соответствии с которым: адвокат – как представитель потерпевшей стороны будет обязательно привлекаться к участию в уголовном деле на стороне потерпевшего, а все расходы на адвоката — представителя потерпевшего в этих случаях государство должно взять на себя [2]. Внесение подобных изменений  позволило бы выровнять несправедливое унижение гарантированных законом прав потерпевшей стороны. Также, нужно дополнить п. 1 ч. 2 ст. 42 УПК РФ, а именно правом потерпевшего знать не только о предъявленном обвиняемому обвинении, но и об уведомлении подозреваемого, о подозрении в совершении преступления в предусмотренном порядке ст. 223.1 УПК РФ. Здесь же, дополнить ч. 5 ст. 223.1 УПК РФ, с указанием на необходимость направить копию данного уведомления потерпевшему и его представителю, законному представителю.

Также имеет место быть точка зрения, что одним из аспектов, гарантирующих соблюдение законных прав и свобод потерпевшего, может быть информирование потерпевшего о принимаемых процессуальных решениях.  Это право уже  предусмотрено в ст. 42 УПК РФ, но, в связи с тем, что порядок ознакомления не конкретизирован, эффективность данного положения сводится к нулю. Следовательно, нужно установить конкретные  сроки для направления потерпевшему копий всех процессуальных решений, указанных в п. 13 ст. 42 УПК РФ.

Ещё нужно внести дополнение в п. 11 ст. 42 УПК РФ, потому что несвоевременное ознакомление потерпевшего с постановлением о назначении судебной экспертизы и заключением эксперта лишает  его возможности в установленный законом срок обратиться с ходатайством, например, о постановке дополнительных вопросов перед экспертом. Ещё, раз уж мы взялись за совершенствование законодательства, нужно обратить особое внимание на такую проблему как разрешение потерпевшему права предоставления доказательств. О.Г. Иванова также отмечает, что речь идет только о возможности предоставления потерпевшим документов, предметов для приобщения к уголовному делу в качестве вещественных доказательств. Исходя из нормы в ст. 86 УПК РФ — собирать доказательства может дознаватель, следователь, прокурор и суд.

Путем производства следственных или иных процессуальных действий [3]. Согласно п. 5 ч. 2 ст. 42 УПК РФ и ст. 119 УПК РФ потерпевший имеет право ходатайствовать о применении какой-либо меры пресечения для обвиняемого, но данное участие потерпевшего в суде при разрешении вопроса, к примеру, о заключение под стражу обвиняемого, законодатель не предусмотрел, нужно внести дополнение в норму закона. Например, Я.В. Самиулина предлагает обеспечить для потерпевшей стороны уголовного процесса право вырабатывать свою позицию по избранию меры пресечения в отношении обвиняемого, это даст органам оценить все имеющиеся обстоятельства, при принятии принудительных мер [4].

Основываясь на вышеизложенном, можно сделать вывод, что законодателю просто необходимо внести дополнения в законодательные акты, которые должны обеспечивать исполнение гарантированных прав и свобод потерпевшего на всех стадиях уголовного процесса. Снять ограничения, не позволяющие потерпевшей стороне быть полноценным участником уголовного процесса.

 

Литература:

1. Тимербулатова Диана Рустановна, Ишмухаметов Яксагалей Мухаметгалеевич. «Актуальные проблемы реализации правового статуса потерпевшего в уголовном судопроизводстве» e-scio, no. 10 (49), 2020, pp. 259–268.

2. Смирнова Ирина Степановна Асимметрия прав потерпевшего и обвиняемого (подозреваемого) // Сибирское юридическое обозрение. 2016. № 2 (31), рр. 59–62.

3. Иванова О.Г. Проблемы совершенствования процессуального положения потерпевшего в сфере уголовного судопроизводства // Актуальные проблемы российского права. 2015, № 12 (61). С.199–205.

4. Самиулина Я.В. Проблемные аспекты реализации уголовно-процессуальных норм защиты потерпевшего от преступления // Вестник Самарского юрид. ин-та. 2020. № 1 (37). С. 72–76.