Проблема квалификации преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств

Дата публикации: 2021-04-03 07:17:27
Статью разместил(а):
Батурова Ольга Сергеевна

Проблема квалификации преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств 

The problem of qualifying crimes related to drug trafficking

 

Автор: Батурова Ольга Сергеевна

УФ ФГБОУВО «РГУП», г. Челябинск, Россия

e-mail: olga280586@yandex.ru

Baturova Olga Sergeevna

UB Russian State University of Justice, Chelyabinsk, Russia 

e-mail: olga280586@yandex.ru 

 

Аннотация: В рамках данной статьи автором, на основе анализа разъясняющих указаний Пленума ВС РФ, материалов судебной практики по конкретным делам, позиций ученых и норм действующего законодательства раскрываются отдельные проблемные вопросы квалификации преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств. По результатам проведенного исследования автор формулирует собственные выводы по поводу правильной квалификации рассматриваемых деяний, о необходимости дальнейших научных изысканий в этой области.

Abstract: Within the framework of this article, the author, on the basis of an analysis of the explanatory instructions of the Plenum of the Armed Forces of the Russian Federation, materials of judicial practice on specific cases, the positions of scientists and the norms of current legislation, discloses certain problematic issues of qualifying crimes related to illegal drug trafficking. Based on the results of the study, the author formulates his own conclusions about the correct qualification of the acts in question, about the need for further scientific research in this area.

Ключевые слова: квалификация преступлений, наркотические средства, незаконный сбыт психотропных веществ, момент окончания преступлений, субъективная сторона преступления.

Keywords: qualification of crimes, narcotic drugs, illegal sale of psychotropic substances, the moment the crimes end, the subjective side of the crime.

Тематическая рубрика: Юриспруденция и право.

 

Затруднения особого рода возникают при квалификации таких преступлений при установлении момента окончания преступлений, связанных со сбытом наркотических средств.

Так, Ц. по поручению неустановленного участника, выполняющего руководящую роль, выполняя действия, направленные на сбыт полученных от указанного лица наркотических средств, разложил их в тайники и договорился о встрече для передачи последнему информации о месте нахождения тайников. Однако преступные действия Ц. не были доведены до конца по независящим от него обстоятельствам, так как указанные наркотические средства были изъяты сотрудниками полиции. Ц. был задержан, неустановленное лицо не успело передать приобретателям информацию о местонахождении оборудованных Ц. тайниковых закладок с наркотическим средством. Данное общественно опасное деяние судом было квалифицировано по ч.3 ст.30, п.г ч.4 ст.228.1 УК РФ.

Следует отметить, что в судебной практике встречается и иная позиция. А. по поручению соучастника разложил психотропные вещества в тайники и договорился с последним о встрече для передачи ему информации о местонахождении тайников. Данные преступные действия А. суд квалифицировал по п.г ч.4 ст.228.1 УК РФ, мотивируя свой вывод тем, что все преступления носят оконченный характер. Однако при этом судом не учтено, что на момент задержания и изъятия психотропного вещества из тайников А. не успел передать соучастнику информацию о местонахождении тайников, и, соответственно, указанная информация не дошла до приобретателей психотропных веществ. Стороной обвинения не представлено доказательств того, что сведения о месте нахождения тайников, психотропные вещества из которых были изъяты в ходе осмотра места происшествия, были переданы приобретателями психотропных веществ.

Согласно п.п. 13-13.2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 15.06.2006 №14  (далее -  Постановление № 14) под незаконным сбытом психотропных веществ следует понимать незаконную деятельность, направленную на их возмездную либо безвозмездную реализацию другому лицу - приобретателю. При этом незаконный сбыт следует считать оконченным преступлением с момента выполнения лицом всех необходимых действий по передаче приобретателю указанных средств независимо от их фактического получения приобретателем. Сама передача психотропных веществ может быть осуществлена в том числе и путем сообщения приобретателю адреса их хранения или проведения закладки в обусловленном с ним месте. Если лицо в целях осуществления умысла на незаконный сбыт наркотических средств незаконно приобретает, хранит, перевозит, изготавливает, перерабатывает эти средства, тем самым совершает действия, направленные на их последующую реализацию и составляющие часть объективной стороны сбыта, однако по независящим от него обстоятельствам не передает указанные средства приобретателю, то такое лицо несет уголовную ответственность за покушение на незаконный сбыт соответствующих средств.

Таким образом, следует согласиться с Ю.С. Норвартян, что если виновное лицо не выполнило отведенную ему в группе роль, разместив наркосредства в тайниках и не успев сообщить их адреса своему соучастнику, в связи с чем информация о нахождении закладок не была доведена до потребителей по независящим обстоятельствам, содеянное следует квалифицировать как покушение на сбыт анализируемых предметов. Как указывает, в свою очередь, Т.Н Долгих, действия по сбыту наркотического средства признаются оконченными с момента выполнения лицом всех необходимых действий по передаче приобретателю указанных средств, независимо от их фактического получения приобретателем, поскольку диспозиция ст.228.1 УК РФ не предусматривает в качестве обязательного признака состава наступление последствий в виде незаконного распространения наркотических средств.

Покупатель и осужденный были задержаны сразу после того, как последний отдал дипломат с купленным наркотиком. Доводы защитника о необходимости квалификации действий как покушения на преступление, так как наркотическое средство не перешло в распоряжение покупателя, поскольку для получения в собственность наркотического средства необходимо было выполнить ряд действий: проверить наркотики, взвесить их и произвести окончательный расчет, не были приняты судом, поскольку уголовный закон не связывает момент окончания данного преступления с проверкой покупателем наркотических средств, их оплатой, окончательным расчетом и т.д. Из приговора усматривается, что неустановленное лицо в соответствии с распределением ролей передало наркотические средства приобретателю, и указанные средства фактически оказались в его владении и распоряжении. При таких обстоятельствах суд пришел к выводу о квалификации действий осужденного как оконченного преступления, предусмотренного ч.5 ст.228.1 УК РФ (Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14.12.2016 №50-АПУ16-22).

Как показал анализ судебной практики, определенные сложности при квалификации указанных преступлений вызывает субъективная сторона рассматриваемого преступления, которая характеризуется прямым умыслом (ч.2 ст.25УК РФ).

Об умысле на сбыт наркотических средств могут свидетельствовать при наличии к тому оснований их приобретение, изготовление, переработка, хранение, перевозка лицом, самим их не употребляющим, количество (объем), размещение в удобной для передачи расфасовке, наличие соответствующей договоренности с потребителями и т.п. (п.13Постановления Пленума ВС РФ №14).

Опровергая доводы осужденных об отсутствии у них умысла на сбыт наркотического средства, суд указал, что у сотрудников правоохранительных органов имелась информация об их причастности к незаконному распространению наркотических средств, и такая информация была подтверждена в результате проведенного по делу оперативно-розыскного мероприятия, а также в результате обыска, проведенного в жилище осужденных, при этом об умысле на сбыт свидетельствуют количество и фасовка обнаруженных у них дома наркотиков и приспособлений для их дозирования, показания свидетеля о том, что в течение последних полутора лет он приобретал гашиш у обоих осужденных, а также обнаруженная в мобильных телефонах последних переписка, подтверждающая совместную деятельность осужденных и их неустановленного соучастника по незаконному распространению наркотических средств (Апелляционное определение Московского городского суда от 12.09.2017 по делу №10-13837/2017).

Доказывание цели сбыта имеет ключевое значение в ситуации обнаружения хранящегося у виновного наркотического средства, поскольку именно при наличии такой цели действия должны быть квалифицированы как приготовление к сбыту наркотического средства по ч.1 ст.30, ч.1 ст.228.1 УК РФ, а не как его хранение - ч.1 ст.228 УК РФ.

Переквалифицируя действия осужденного с ч.3 ст.30, п.б ч.3 ст.228.1 УК РФ на ч.1 ст.228 УК РФ, суд указал, что осужденный является потребителем наркотических средств, что ни при себе, ни по месту жительства не было обнаружено упаковочного материала или иных предметов, указывающих на причастность осужденного к распространению психотропных веществ. Таким образом, бесспорных доказательств, свидетельствующих о направленности умысла осужденного именно на сбыт психотропного вещества, не установлено (Апелляционное определение Московского городского суда от 30.07.2018).

Вместе с тем не может квалифицироваться как незаконный сбыт реализация наркотического средства путем введения одним лицом другому лицу инъекций, если указанное средство принадлежит самому потребителю и инъекция вводится по его просьбе, либо совместно приобретено потребителем и лицом, производящим инъекцию, для совместного потребления, либо наркотическое средство вводится в соответствии с медицинскими показаниями (п.13 Постановления № 14).

Действия лица, имеющего умысел на сбыт наркотических средств нескольким лицам при отсутствии с ними предварительной договоренности на реализацию всего объема этих средств, при отсутствии иных квалифицирующих признаков, подлежат квалификации как самостоятельные преступления, предусмотренные ч.1 ст.228.1 УК, поскольку в таком случае умысел на продажу наркотика возникал каждый раз самостоятельно при договоренности с очередным покупателем (Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 26.07.2016 № 5-УД16-61).

Действия лица, сбывающего с корыстной целью под видом наркотических средств иные средства или вещества, следует рассматривать как мошенничество (п.16 Постановления №14).

Трудности на практике вызывает квалификация действий посредников в сбыте наркотических средств.

Ранее Постановление №14 содержало положение о том, что действия посредника в сбыте или приобретении наркотических средств следует квалифицировать как соучастие в сбыте или в приобретении в зависимости от того, в чьих интересах (сбытчика или приобретателя) действует посредник (в ред. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.12.2010 № 31).

30 июня 2015г. п.13Постановления Пленума ВС РФ №14 был изложен в новой редакции и из него исключено разъяснение, касающееся правил квалификации действий лица, приобретающего наркотическое средство для другого. В Постановление Пленума ВС РФ №14 был добавлен п.15.1 - в случае, когда лицо передает приобретателю наркотические средства, по просьбе (поручению) другого лица, которому они принадлежат, его действия следует квалифицировать как соисполнительство в незаконном сбыте указанных средств, веществ, растений.

Таким образом, в настоящее время для квалификации действий таких лиц правовое значение имеет не то, в чьих интересах посредник действует, а по чьему поручению, а также кому принадлежит наркотическое средство, а не то, кто им фактически обладает в настоящий момент.

Обвиняемый осужден по п.б ч.3 ст.228.1 УК РФ за то, что по просьбе лица, имеющего наркотические средства, передал их покупателю, получив в обмен денежные средства, которые отдал собственнику наркотика, получив за свои услуги наркотик (Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 07.05.2019 №22-3244/2019 по делу №1-1037/2018).

Итак, анализ судебной практики по таким делам показывает, что здесь имеет место отсутствие единообразия судебной практики, несмотря на разъясняющие акты Пленума ВС РФ. Таким образом, вопросы квалификации этих видов преступлений представляют актуальный интерес для дальнейших научных исследований.

 

Список литературы:

1. Долгих Т.Н. Ответственность за распространение наркотических средств и психотропных веществ // СПС КонсультантПлюс, 2021. 

2. Долгих Т.Н. Понятие и особенности квалификации действий соучастника преступления в форме пособничества // СПС КонсультантПлюс, 2021.

3. Норвартян Ю.С. Некоторые вопросы законодательной регламентации и квалификации преступлений, предусмотренных ст.ст.228-229 Уголовного кодекса Российской Федерации // Российский следователь. 2020. № 7. С. 45 - 48.