Проблемы предъявления для опознания и пути их решения

Дата публикации: 2020-12-06 16:11:35
Статью разместил(а):
Стах Полина Максимовна

Проблемы предъявления для опознания и пути их решения

Problems of presentation for identification and ways to solve them 

 

Авторы:

Ястребова Татьяна Ивановна

Кандидат юридических наук, ФГАОУ ВО «ЮУрГУ(НИУ)», г. Челябинск, Россия.

e-mail: jativ@mail.ru

Yastrebova Tatyana Ivanovna

candidate of legal Sciences, SUSU, Chelyabinsk, Russia.

e-mail: jativ@mail.ru

Стах Полина Максимовна

ФГАОУ ВО «ЮУрГУ(НИУ)», г. Челябинск, Россия.

e-mail: polkazl74@mail.ru

Stakh Polina Maximovna

SUSU, Chelyabinsk, Russia.

e-mail: polkazl74@mail.ru

Аннотация: В данной статье рассматривается такое следственное действие, как предъявление для опознания, также рассматриваются проблемы производства данного следственного действия и пути их решения.

Abstract: This article deals with such an investigative action as presentation for identification, also discusses the problems of the production of this investigative action and ways to solve them.

Ключевые слова: предъявление для опознания, отождествление объекта при опознании, криминалистическая идентификация.

Keywords: presentation for identification, identification of the object during identification, criminalistic identification.

Тематическая рубрика: Юриспруденция и право.

 

Хотелось бы начать с того, что же представляет собой такое следственное действие, как предъявление для опознания? Предъявление для опознания – это предусмотренное уголовно-процессуальным законом следственное действие, процесс которого заключается в том, чтобы свидетель, потерпевший, обвиняемый, подозреваемый исходя из своего мысленного представления опознаваемого объекта в условиях его повторного восприятия, осуществляет тождество или различие конкретно с тем объектом, о котором он прежде давал показания и который он воспринимал ранее в сходных условиях.

Субъектами предъявления для опознания могут быть: свидетели, потерпевшие, подозреваемые, обвиняемые. В качестве объекта предъявления для опознания в статье 193 УПК РФ названы лица, предметы, трупы, а в криминалистике выделяют и другие объекты: животные и их трупы, участки местности и помещений, запах, звук (шум), обоняние, осязание. 

Исходя из смысла части 8 статьи 193 УПК РФ: опознание может проводиться по решению следователя в условиях, которые исключают визуальное наблюдение опознающего опознаваемым до производства этого следственного действия, в целях обеспечения безопасности опознающего. В данном случае законодатель не раскрывает основания проведения опознания в таких условиях. Таким образом, эти условия будут определяться лишь по усмотрению следователя. Кроме того, не совсем понятно, как должно быть оформлено данное решение: оно должно быть облечено в письменную форму или же достаточно устного решения по этому вопросу следователя. Мы полагаем, что в таких случаях решение должно быть облечено в письменную форму посредством вынесения мотивированного постановления, в котором должны быть представлены доказательства осуществления опознания в условиях, которые исключают визуальное наблюдение опознающего опознаваемым.

Исходя из смысла части 8 статьи 193 УПК РФ: опознание может проводиться по решению следователя в условиях, которые исключают визуальное наблюдение опознающего опознаваемым в целях обеспечения безопасности опознающего, понятые должны находиться в месте нахождения опознающего. Ю.Н. Михайлова полагает, что данные положения УПК РФ недостаточно продуманы. По её мнению, это должно выглядеть таким образом: при опознании в условиях, исключающих визуальное наблюдение опознающего опознаваемым, понятые должны находиться и в месте нахождения опознающего, и в месте нахождения опознаваемого и, тем самым, в одинаковой мере обеспечиваются законные права как опознающего, так и опознаваемого.

В законе не решен вопрос о том, где должен находиться защитник опознаваемого в момент производства опознания.

Существует такая точка зрения на этот счёт, как правило, адвокат является лицом, которое осуществляет защиту прав и интересов своего клиента (обвиняемого, подозреваемого) и которое оказывает ему правовую помощь, должен находиться рядом с подзащитным. Тем не менее, в этом случае защитник будет лишен возможности наблюдать за ходом и результатами опознания, а также правильностью его проведения. Но ведь это позволит опознанному таким образом «определить» опознающего. И в будущем такая «утечка информации» может отрицательно отразиться на безопасности опознающего. Всё же, по нашему мнению, защитник обвиняемого или подозреваемого должен находиться там же, где опознающий, но позади него, чтобы исключить вероятность увидеть его лицо, а также стоит создать низкий уровень освещенности в той комнате, где находится опознающий, а также в силу статьи 310 УК РФ: защитник опознаваемого должен быть предупреждён о недопустимости разглашения данных предварительного расследования, о чем у него берется подписка с предупреждением об уголовной ответственности.

Лица, которые проводят опознание, не редко не заботятся, не думают о соответствии возраста опознаваемого при подборе статистов, да и об их сходстве по внешним признакам, а также стилю одежды, кроме того, не берут во внимание возможность изменения внешности после совершения преступления. Приведу пример: подозреваемый 1967 года рождения, который имеет рост чуть выше среднего, имеющий астеническое телосложение; первый статист: 1986 года рождения, который имеет небольшой рост, а также среднее телосложение; второй статист: 1994 года рождения, у которого высокий рост и который имеет атлетическое телосложение.

Зачастую, подозреваемый предъявляется для опознания в одежде, в которой он пришёл на следственное действие без учёта одежды, в которой он был в момент совершения преступления, кроме того, статисты бывают одеты в специальную форменную одежду или другую отличающуюся одежду. В данном случае, лица, которые предъявляются для опознания, находятся не в равных условиях (опознающего в данном случае это может ввести в заблуждение: на подсознательном уровне идет искажение информации - желая кого бы то ни было узнать, опознающий выбирает человека, который выделяется на общем фоне и который возможно только чем-то напоминает преступника). Для такой ситуации характерны заявления на подобие: «Этот человек похож на лицо, который совершил преступление, но он в значительной степени моложе».

Такие допущенные ошибки могут повлечь за собой освобождение подозреваемого от уголовной ответственности.

Для того, чтобы получить достоверные сведения от опознающего, существуют процессуальные правила проведения опознания, которые вытекают из психологии процесса узнавания, и которые направлены именно на обеспечение получения достоверных результатов и на это влияет огромное количество факторов, таких как, условия восприятия опознающего, вероятность искажения воспринятой информации и прочее. И ввиду этого к результатам опознания нужно относиться в достаточной мере скептически и, во всяком случае, строго и серьезно оценивать степень их достоверности и это довольно важно в уголовном судопроизводстве.

Приведу пример. Если потерпевший пережил сильное эмоциональное потрясение, испытал насилие, то нужно подождать с проведением следственных действий. Потерпевший, находящийся в шоковом состоянии, которое мешает вспоминанию и передаче всех деталей, точностей, подробностей преступления, когда эмоциональное состояние руководит им, в течение еще некоторого времени не может дать последовательных и логических сведений и не в состоянии трезво оценивать сложившуюся ситуацию, нужно дать время, чтобы потерпевший мог прийти в нормальное состояние. Человеческая память лишается конкретной точности по истечении некоторого времени. Большая часть описаний являются неточными, предположительными, наиболее часто дополняются или же упускаются многие подробности, детали, а реальные факты машинально утрируются, и это может привести к неясному описанию преступника. Полагаем, что в данном случае следователю необходимо установить наличие имеющегося неустойчивого эмоционального состояния у потерпевшего в период расследования, а также следователь должен устранить его причину, объяснить потерпевшему необходимость и полезность его участия в процессе расследования и вселить в него уверенность.

Достаточно часто встречаются ошибки при подборе понятых. Опознание не проводится неожиданно ведь, как правило, для этого есть достаточно времени для предварительного поиска понятых, но даже несмотря на это допускаются ошибки: не указывается местожительство понятых, отсутствует информация о разъяснении им прав и обязанностей, также отсутствуют подписи или же приглашается только один понятой и прочее. Необходимо помнить о требовании закона: предлагать занять любое место опознаваемому среди других предъявляемых лиц в начале проведения следственного действия.

Резюмируя вышесказанное, при подготовке к предъявлению для опознания лица нужно учитывать вышеупомянутые ошибки и вопросы, требующие внимания, детально и сосредоточенно подготавливаться к следственному действию, учитывая личность опознаваемого и опознающего.

Поговорим теперь непосредственно о предметах, которые предъявляются для опознания. Под ними понимаются материальные объекты, находящиеся в определенной связи с расследуемым событием; а также предметом для опознания будет являться вещественное доказательство и оно должно оформляться в установленном законом порядке.

Следователь направляет и концентрирует свои усилия на установление лица, которое может опознать имеющийся предмет. Установление субъекта опознания будет зависеть от того, как именно данный предмет стал вещественным доказательством. Если есть основания полагать, что он принадлежал жертве преступления, то этот предмет предъявляют самому потерпевшему или его родным и близким. 

Для начала стоит выяснить, не предъявляя самого предмета, видели ли данный предмет те, кому предстоит его опознавать, тот ли это предмет, о котором идет речь при допросе. Следователю, имея предмет в своем распоряжении, несложно уточняющими вопросами установить, на какие признаки предмета указывает опознающий и правильно ли он их называет.

А что делать в такой ситуации, если речь идет о вещи, которая является промышленным изделием массового производства, и она не была в употреблении, и в ней отсутствует износ. Стоит ли предъявлять предмет для опознания, в котором опознающий не может выделить и отразить совокупность частных признаков, подчёркивающих его индивидуальность?

В данной ситуации предъявление предмета для опознания следует проводить по родовым (типовым) признакам (по строению, размеру, цвету, и прочее). Установление сходства по общим признакам и будет являться результатом такого опознания. С позиции ученых-криминалистов такая практика считается правильной и вполне допустимой лишь при условии, что объект в данном случае должен быть предъявлен в числе предметов разных групп, только совпадающих по признакам, которые указаны опознающим. И данное положение со стороны криминалистов позволит соблюсти требование закона о предъявлении предмета среди однородных.

Хоть и такая практика и распространена, но она является ошибочной. В данном случае речь идет об установлении индивидуально-конкретного тождества или его отсутствия.

По мнению Р.С. Белкина: «В теории криминалистической идентификации мы говорим о тождестве как о равенстве самому себе единичного индивидуально-определенного объекта. В частности, ввиду этого мы считаем неверным говорить о различных степенях отождествления объекта. Тождество означает только то, что объект является тем же самым. Тождество степеней не имеет, оно либо есть, либо его нет».

Полагаем, что вопрос о тождестве или различии предмета может быть решен тогда, когда опознающий сможет выделить конкретно индивидуальную совокупность частных признаков опознаваемого объекта, предъявляемого для опознания, с тем, который он наблюдал ранее. Как рассуждает З.Г. Самошина касаемо этого: «Опознание не может иметь доказательственного значения, если оно основано на признаках, которые лишены индивидуальности, а именно таких, которые не позволяют выделить предмет из массы подобных». 

Исходя из смысла части 6 статьи 193 УПК РФ: предмет предъявляется для опознания в группе однородных предметов в количестве не менее трех. По этому поводу Д.А. Бурыко считает, и мы с ним согласны, что термин «однородный» требует в данном случае поправки, поскольку не в полной мере определяет условия подбора группы предметов, которые предъявляются для опознания и поэтому Д.А. Бурыко утверждает, что нужно немного изменить редакцию в части 6 статьи 193 УПК РФ и изложить её в таком виде: «Предмет предъявляется для опознания в группе однородных, внешне сходных предметов в количестве не менее трех».

Таким образом, при подготовке к предъявлению для опознания предмета нужно учитывать вопросы, требующие отдельного внимания, концентрируя свои силы к данному следственному действию, а также к нему тщательно подготавливаться.

Хочется отметить, что опознание возможно произвести и другими органами чувств, например, на ощупь (слепой вполне способен узнать объект по тактильным ощущениям, что может быть дополнительно подтверждено следственным экспериментом), а также исходя из смысла пункта 12 статьи 193 УПК: «Если дополнительными признаками, позволяющими отождествить лицо, являются походка и голос, следователь может предложить каждому из опознаваемых встать, пройтись, произнести несколько фраз».  

Такая рекомендация также является не совсем точной. Нам кажется, что опознаваемые могут выполнить названные действия только при соблюдении условий не проявления, не выражения резких различий у лиц, предъявляемых для опознания. Если лицо, предъявляемое для опознания, имеет очевидно характерные особенности, и подобрать с такими особенностями статистов не представляется возможным в данной местности, то такие признаки внешне маскируются и вставать, произносить отдельные фразы и прочее нельзя в силу нарушения условий и требований предъявления для опознания.

Кроме всего прочего, возникает вопрос: «А почему законодатель предъявление для опознания ограничивает только особенностями, которые сохранились и запечатлелись в памяти человека посредством зрительного восприятия?» Большая часть ученых процессуалистов, а также криминалистов, которые уделяют внимание проблемам предъявления для опознания, разъясняют и толкуют свое видение предъявления для опознания, также не выходят за пределы визуального отображения особенностей объектов, запечатлевшихся в памяти человека. И только отдельные авторы предлагают использовать не только визуальные образы, но и звуковые и иные образы, которые возникли в сознании исходя из чувственного восприятия объектов реального мира.

Не секрет, что лица, потерявшие зрение или родившиеся слепыми, воспринимают материальный мир по-своему. У них развиты другие органы чувств, зачастую, более чувствительные, которыми не располагают «зрячие». Они уверено передвигаются, вполне четко пальцами рук различают характерные особенности различных предметов и прочее.

Есть лица, обладающие высокими качествами обоняния, осязания, которые в необходимых случаях могут быть использованы для распознания и отождествления запаха, различных объектов, которые они воспринимали различным способом в обстановке, связанной с расследуемым событием.

Почему голос (речь), выстрел, взрыв и другие звуки следует отнести к дополнительным признакам отождествления и не использовать их не только в качестве дополнительных, но и в необходимых случаях, как основные?

Мы считаем, что более чем важным для отождествления объекта при опознании является способ его восприятия, потому как при предъявлении для опознания, объект может быть идентифицирован по мысленному образу, исключительно когда он в процессе этого следственного действия будет влиять на те же органы чувств опознающего, на которые было воздействие в интересующих следователя время и месте. Такое условие в обязательном порядке должно быть соблюдено, а в противном случае у опознающего лица это будет уже иной мысленный образ, по которому отождествить будет трудно или даже невозможно.

 

Список литературы:

1. Дакуева В.М. Процессуальные и тактические ошибки, допускаемые следователем при предъявлении лица для опознания/ В.М. Дакуева // Криминалистика: вчера, сегодня, завтра.2018.№2(6). С.13-19.

2. Михайлова Ю.Н. Вопросы обеспечения безопасности опознающего/ Ю.Н. Михайлова // Деятельность правоохранительных органов и государственной противопожарной службы: проблемы и перспективы развития. Иркутск. 2002. С. 72-73.

3. Пиндюр И.И., Ястребова Т.И. Научные и практические проблемы предъявления для опознания // Актуальные проблемы правосудия в современном мире: Материалы международной научно-практической конференции. - Челябинск: ООО "Изд-во РЕКПОЛ", 2010. - С. 271-278.

4. Самошина З.Г., Крылов В.В. Предъявление для опознания на предварительном следствии / З.Г. Самошина, В.В. Крылов// Учеб. пособие. М., 2001. С. 59.

5. Стояновский М.В. Тактико-криминалистические проблемы предъявления для опознания / М.В. Стояновский // Сб.ст.: Правовые проблемы укрепления российской государственности.2016.С. 206-208.