Проблемы исполнение решений конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации

Дата публикации: 2020-11-25 17:16:54
Статью разместил(а):
Фоминых Виктория Евгеньевна

Проблемы исполнение решений конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации

Problems of execution of decisions of constitutional (charter) courts of constituent entities of the Russian Federation

 

Автор: Фоминых Виктория Евгеньевна

Российский государственный университет правосудия, г. Челябинск, Россия.

E-mail: 79080529066@yandex.ru

Fominykh Victoria Evgenievna

Russian state University of justice, Chelyabinsk, Russia.

E-mail: 79080529066@yandex.ru

Аннотация: В статье анализируется состояние регионального конституционного правосудия, роль и эффективность конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации в обеспечении основных прав и свобод человека и гражданина. Анализируется законодательство субъектов Российской Федерации о конституционных (уставных) судах. Указывается на особую важность механизма исполнения решений конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации. Предлагаются конкретные меры по совершенствованию федерального и регионального законодательства, которые позволят повысить эффективность исполнения решений конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации.

Abstract: The article analyzes the state of regional constitutional justice, the role and effectiveness of the constitutional (charter) courts of the constituent entities of the Russian Federation in ensuring the fundamental rights and freedoms of man and citizen. The article analyzes the legislation of the constituent entities of the Russian Federation on constitutional (statutory) courts. The author points out the particular importance of the mechanism of execution of decisions of constitutional (charter) courts of the constituent entities of the Russian Federation. Specific measures are proposed to improve federal and regional legislation, which will improve the efficiency of execution of decisions of constitutional (charter) courts of the constituent entities of the Russian Federation.

Ключевые слова: конституционное правосудие, конституционный суд, механизм исполнения решений, законодательство, ответственность.

Keywords: constitutional justice, constitutional courts, mechanism of execution of decisions, legislation, responsibility.

Тематическая рубрика: Юриспруденция и право.

 

Конституционные (уставные) суды субъектов Российской Федерации представляют собой судебные органы конституционного контроля, самостоятельно и независимо осуществляющие судебную власть посредством конституционного судопроизводства. Их деятельность направлена на защиту конституционного строя, основных прав и свобод человека и гражданина, верховенства и непосредственного действия основных законов субъектов Российской Федерации, принципа разделения властей, упрочения законности в правотворчестве и применении права. Указанные цели осуществления конституционного правосудия достигаются путем вынесения решений конституционными (уставными) судами.

При образовании и деятельности конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации граждане имеют двойной уровень конституционной защиты - региональный и федеральный. За непродолжительный период существования конституционные (уставные) суды неоднократно доказывали, что они способствуют укреплению конституционной законности, защите прав и свобод человека, формированию единого правового пространства.

Одним из существенных элементов статуса решений конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации является механизм обеспечения их исполнения. Исполнение решений региональных органов конституционной юстиции влияет на их ценность и эффективность. Правовое регулирование механизма исполнения решений конституционных (уставных) судов имеет разноплановый характер в каждом субъекте Российской Федерации.

Перед конституционными (уставными) судами субъектов Российской Федерации остро стоит проблема исполнения судебных решений. Одним из факторов возникновения проблем, связанных с исполнением решений конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации, является именно отсутствие в подавляющем большинстве субъектов даже законодательной модели органа конституционного контроля. Отсюда неопределенность с формированием данного органа в будущем, что не позволяет законодателю выработать какой-либо конкретный механизм ответственности за неисполнение решений конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации и определить процедуры, регулирующие процесс воплощения решений в жизнь.

Для успешного функционирования конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации необходимо совершенствование федерального и регионального законодательства, регулирующего не только вопросы организации этих органов, но и исполнение принимаемых ими решений, которые являются обязательными согласно части 1 статьи 5 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации».

Вместе с тем одно лишь указание на то, что решения конституционного (уставного) суда окончательны, действуют непосредственно и обязательны на территории субъекта Российской Федерации, не может гарантировать своевременного и неукоснительного обеспечения исполнения судебных решений. Необходимо, с учетом значимости итоговых решений суда, разработать механизм их обеспечения, с тем чтобы правосудие получило логическое завершение на стадии исполнительного производства. А так же развития механизмов конституционной ответственности за неисполнение (несоблюдение) постановлений конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации, введения новых санкций конституционного характера и инструментальных гарантий исполнения и соблюдения решений органов конституционной юстиции.

Ответственность за неисполнение решений конституционного суда предусмотрена в законах о конституционных судах таких республик, как Башкортостан, Дагестан, Тыва, Саха (Якутия), Северная Осетия— Алания, Чеченская Республика. Но и в них содержатся лишь отсылочные нормы о том, что неисполнение, ненадлежащее исполнение либо воспрепятствование исполнению решения суда влечет ответственность в соответствии с федеральным законодательством и законодательством субъекта Российской Федерации. В настоящее время механизм такой ответственности в общем виде предусматривается в федеральных законах «Об общих принципах организации законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов Российской Федерации» и «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации».

Региональное законодательство, даже в тех немногочисленных субъектах Российской Федерации, в которых конституционные (уставные) суды функционировали длительный период времени (Свердловская область, город федерального значения Санкт-Петербург, Калининградская область и т. д.), предусматривает возможность наступления ответственности за неисполнение решений конституционных (уставных) судов лишь в случаях, если такая ответственность установлена на федеральном уровне. Так, в Законе Свердловской области от 22 февраля 2002 г. № 12-ОЗ «Об Уставном суде Свердловской области» говорится, что «неисполнение решений Уставного суда, а равно иное проявление неуважения к Уставному суду влекут ответственность, предусмотренную федеральными законами» (ч. 2 ст. 8), и «отказ или уклонение от рассмотрения либо исполнения, нарушение сроков рассмотрения либо исполнения, неисполнение или ненадлежащее исполнение требований Уставного суда, а также введение его в заблуждение влекут ответственность в соответствии с федеральным законом» (ч. 3 ст. 50), и «неисполнение, ненадлежащее исполнение, либо воспрепятствование исполнению решения Уставного суда влекут привлечение к ответственности, установленной федеральным законодательством» (ч. 2 ст. 78)1.

Аналогично отношения, связанные с ответственностью за неисполнение решений конституционных (уставных) судов, регулируются в Калининградской области, в Санкт-Петербурге, в Иркутской области. Зачастую же законодательство субъектов Российской Федерации вообще обходит стороной вопрос о такого рода ответственности, как, например, в Законе Челябинской области от 27 октября 2011 г. № 220-ЗО «Об Уставном суде Челябинской области». На мой взгляд, такой подход к регулированию общественных отношений в области обеспечения конституционной законности в субъектах Российской Федерации недопустим. Он лишает субъекты Российской Федерации инициативы не только в установлении мер ответственности, но и способствует понижению политической роли конституционных (уставных) судов.

Полагаем, целесообразно было бы предусмотреть в федеральном законодательстве нормы, позволяющие субъектам Российской Федерации самостоятельно устанавливать меры ответственности за неисполнение (несоблюдение) постановлений конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации, в том числе и мер конституционно-правовой ответственности. Региональное регулирование отношений по вопросам ответственности за неисполнения решений конституционных (уставных) судов субъекта Российской Федерации обусловлено двойственной природой самих судов, поскольку конституционные (уставные) суды субъектов Российской Федерации, являясь судами субъекта Российской Федерации, входят в единую судебную систему государства, потому правовой статус определен федеральным конституционным законом, а конкретизировать правовой статус следует на региональном уровне, учитывая, что такие суды входят в систему органов государственной власти региона.

Укрепление на уровне федерального законодательства механизма ответственности за неисполнение решений конституционных (уставных) судов субъектов Федерации позволит более успешно бороться с проявлениями правового сепаратизма и нигилизма, противостоять принятию на уровне субъектов Российской Федерации и муниципальных образований неконституционных нормативных правовых актов.

Кроме того, по аналогии с Федеральным конституционным закон «О Конституционном Суде Российской Федерации» следует предусмотреть в региональном законодательстве о конституционных (уставных) судах новый вид постановления, принимаемого по итогам рассмотрения дела о проверке конституционности нормативного акта или договора между органами государственной власти, — постановление о признании нормативного акта или договора либо отдельных их положений соответствующими конституции (уставу) субъекта Российской Федерации в истолковании, данном конституционным (уставным) судом субъекта Российской Федерации.

В случае принятия такого постановления при применении соответствующего нормативного акта или договора исключается любое иное их истолкование, а на последствия принятия такого постановления распространяются положения, установленные для случаев признания нормативного акта или договора либо отдельных их положений неконституционными. Корреспондирующее регулирование предлагается установить в отношении итоговых решений по жалобам на нарушение нормативными правовыми актами конституционных прав и свобод граждан. Это позволит прямо закрепить принцип недопустимости применения нормативного акта или отдельных его положений в истолковании, расходящемся с истолкованием, данным конституционными (уставными) судами в постановлении.

Главной задачей в контексте проблем юридической ответственности за неисполнение (несоблюдение) постановлений конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации – это недопущение длительного продолжения ситуации, при которой права нарушаются, а судебное постановление не реализуется. Следовательно, законодатель обязан ставить на первый план именно вопрос о том, чтобы добиться исполнения решения конституционного (уставного) суда региона, и лишь на второй и последующие планы – аспекты наказания для лиц, которые нарушили требования законодательства, и компенсации вреда, причиненного таким нарушением.

Таким образом, потенциал конституционной ответственности за неисполнение (неисполнение) решений конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации чрезвычайно велик, но его использование в законодательстве Российской Федерации крайне ограничено, что нельзя признать оправданным. Полагаем, что дальнейшее развитие механизмов конституционного правосудия в субъектах Российской Федерации потребует от федерального законодательства более активной реализации возможностей использования механизмов конституционно-правовой ответственности.

 

Литература:

1. Гавдинов А. С., Бузарова Н. Х. О совершенствовании механизма исполнения решений конституционных (уставных) судов субъектов российской федерации // Актуальные проблемы теории и практики конституционного судопроизводства, 2019. – № 14. − С. 96.        

2. Гусейнова Д.Г.-Р. К проблеме исполнения решений конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации / Д.Г.-Р. Гусейнова, Д.Ш. Пирбудагова // Государственная власть и местное самоуправление, 2007.— № 9. – С. 19.

3. Османов Р. А. Органы конституционной юстиции в субъектах российской федерации: проблемы организации и функционирования // Российское право: образование, практика, наука, 2019. − № 1(109). – С. 51-54.

4. Пантелеев В.Ю. Актуальные вопросы модернизации и повышения эффективности работы конституционного правосудия в субъектах Российской Федерации // Конституционное и муниципальное право, 2012. − № 3. − С. 46 – 51.

5. Портнова Е. В. Конституционные (уставные) суды субъектов РФ как органы судебного конституционного контроля // Актуальные проблемы российского права, 2018. −  № 2 (87). – С. 3-5.

6. Хафизов Д. Х., Кузнецов И.А. Конституционные (уставные) суды субъектов российской федерации: роль в укреплении законности и проблемы формирования // Контентус, 2019. − № 5 (82). – С. 140-141.