Формирование сети служб медиации России

Дата публикации: 2020-07-24 18:23:50
Статью разместил(а):
Даровских Юрий Владимирович

Формирование сети служб медиации России

Formation of a network of mediation services in Russia

 

Авторы:

Даровских Юрий Владимирович

кандидат юридических наук, доцент, АНО «Западно-Сибирский региональный Центр медиации и права», г. Тюмень, Россия;

Email: darov_uv@mail.ru

Darovskikh Yuri Vladimirovich

Candidate of Legal Sciences, Associate Professor, Autonomous Nonprofit Organization “West Siberian Regional Center for Mediation and Law”, Tyumen, Russia

Email: darov_uv@mail.ru

Ганиев Талгат Габтельфартович

кандидат юридических наук, доцент кафедры общественного здоровья и здравоохранения ИНПР, Тюменский государственный медицинский университет, г. Тюмень, Россия

Email: ganievtalgat@yandex.ru

Ganiev Talgat Gabtelfartovich

Candidate of Legal Sciences, Associate Professor, Associate Professor of the Department of Public Health and Health Care, INPR, Tyumen State Medical University, Tyumen, Russia

Email: ganievtalgat@yandex.ru

 

Аннотация: концепция государственной семейной политики Российской Федерации определяет механизмы, позволяющие решать задачи по поддержке института семьи, традиционных семейных ценностей, обеспечить защиту прав несовершеннолетних, в том числе, тех из них, кто совершил правонарушения и преступления, но не достиг возраста, с которого возможно привлечение к уголовной ответственности. Формирование специализированного института служб медиации будет способствовать сохранению социализации несовершеннолетних правонарушителей и ранней профилактике семейного неблагополучия и детской безнадзорности.

Resume: the concept of the state family policy of the Russian Federation defines the mechanisms that allow solving problems of supporting the institution of the family, traditional family values, ensuring the protection of the rights of minors, including those who have committed offenses and crimes, but have not reached the age from which it is possible bringing to criminal responsibility. The formation of a specialized institute of mediation services will contribute to the preservation of the socialization of juvenile offenders and the early prevention of family problems and child neglect. 

Ключевые слова: медиация, медиативная помощь, сеть служб медиации, специалисты в области медиации.

Keywords: mediation, mediation, mediation network, mediation specialists.

Тематическая рубрика: Юриспруденция и право.

 

Официальный статус служб медиации в России был закреплен Распоряжением  Правительства РФ от 30.07.2014 N 1430-р «Об утверждении Концепции развития до 2020 года сети служб медиации в целях реализации восстановительного правосудия в отношении детей, в том числе совершивших общественно опасные деяния, но не достигших возраста, с которого наступает уголовная ответственность». В этом распоряжении всем органам исполнительной власти было рекомендовано при осуществлении своей деятельности  руководствоваться положениями указанной Концепции.

Суть Концепции состояла в том, чтобы до 2017 года (далее срок продлевался) на территории страны заработали службы медиации, которые бы,  в целях реализации восстановительного правосудия в отношении детей, в том числе совершивших общественно опасные деяния, но не достигших возраста, с которого наступает уголовная ответственность в Российской Федерации, смогли положительно воздействовать на ситуацию, связанную со сферой семейного неблагополучия, ранней профилактикой детской безнадзорности и бродяжничества.

Конечно, в первую очередь речь шла о необходимости спасения тех несовершеннолетних, которые уже попали и находятся в конфликте не только с окружающим миром, но и с законом, то есть о тех, кто уже совершил преступление. Действительно, в указанный период времени, количество совершаемых преступлений несовершеннолетними имело стабильно высокий уровень, который не имел устойчивой тенденции снижения. Например,  в 2012 году в Российской Федерации было вынесено более 40 тысяч постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении несовершеннолетних в связи с недостижением ими возраста уголовной ответственности.

Внушительная цифра позволяла констатировать достаточно большое количество преступлений, совершаемых малолетними преступниками. В то же время правосудие в отношении детей и по сегодняшний день остается по своей сути карательным, зачастую усугубляя положение тех, кто оказался в трудной жизненной ситуации, «оступился» и сам не знает, как ему жить дальше. При этом уголовно-исполнительная система, несмотря на имеющийся прогресс в понимании необходимости ее гуманизации, особенно по отношению к детям, сохранила многие черты старой пенитенциарной системы. Вместе с тем, состояние и тенденции преступности несовершеннолетних – один из важнейших индикаторов развития общества. Нравственная картина общества определяется его отношением к детям, а борьба с преступностью не становится эффективнее при ориентации законодательства на карательные процедуры. Именно поэтому в данном Распоряжении Правительства РФ и ставились задачи, по сути определившие переход от системы карательного правосудия к правосудию восстановительному [1].

Возникает вопрос, а медиация здесь причем? Известно, что процедура медиации – это процесс переговоров, в котором принимает участие третья незаинтересованная сторона. Если обратить внимание на ситуацию в сфере уголовной юстиции, то по самому факту уже совершенного преступления, проведение процедуры медиации в классическом понимании вряд ли возможно. Однако это в определенной степени возможно по отдельным  и очень важным моментам. Например, если возникает вопрос о возмещении вреда, причиненного совершенным преступлением.

Считаем, что именно этот фактор является важным в определении степени и характера ответственности, а, следовательно,  и о принятии решения о мере наказания и вообще о ее целесообразности. Конечно, только после решения вопросов, связанных с заглаживанием вреда, можно говорить и о примирении жертвы преступления с правонарушителем, и, соответственно, о возможности реабилитации или восстановлении статуса несовершеннолетнего правонарушителя. В настоящее время, по истечении нескольких лет после принятия Концепции внедрения служб медиации, пожалуй, сложно встретить тех, кто мог бы  аргументировано возразить о целесообразности внедрения медиации в сферу правосудия несовершеннолетних. Вместе с тем, внедрение медиации идет как никогда очень медленно хотя и «осмотрительно».

Сеть служб медиации включает в себя службу медиации на федеральном уровне, на региональном и местном уровнях. Необходимо отметить, что за развитие служб медиации отвечают:  на федеральном уровне головная организация – Федеральный центр медиации и развития восстановительного правосудия, который является структурным подразделением федерального государственного бюджетного учреждения «Федеральный институт медиации», находящегося в ведении Министерства образования и науки Российской Федерации; на втором уровне – службы медиации на региональном и местном уровнях. Основу службы медиации на региональном и местном уровнях должны составлять секретари комиссий по делам несовершеннолетних и защите их прав, а также педагогические работники, реализующие дополнительные профессиональные программы – программы повышения квалификации педагогических работников[1].

Предполагалось, что эти сотрудники должны будут выполнять функции медиаторов-тренеров, методистов-тренеров для обучения и профессиональной подготовки работников, осуществляющих свою практическую деятельность с семьями и детьми в возрасте с 7 до 18 лет - провайдеров медиативных и восстановительных технологий. Эти специалисты должны будут выполнять основной массив практической работы по защите детей, их профилактике, реабилитации и коррекции с помощью медиации и восстановительного подхода. Главным критерием, с чем нужно согласиться, должно быть обеспечение реальной доступности сети служб медиации для всех нуждающихся в помощи и защите. Возможно поэтому самое первое, с чего следовало бы начать, это организация деятельности школьных служб медиации в системе образовательных учреждений. Подтверждение этого тезиса определяется и тем, что именно в этом возрасте школы как социальный институт осуществляют практически полный охват несовершеннолетних, в том числе до 18 лет.

Получается, что организация деятельности служб медиации во многом зависит от того, как эти службы будут функционировать на местном уровне. А вот какие именно службы, как они должны работать, в каких конфликтах они должны принимать участие для урегулирования ситуаций     нормативной основой, ни практикой пока так и не определено.

Тем не менее, можно обратить внимание уже на ту практику урегулирования  споров с применением классической формы медиации и применения техник медиации при разрешении тех конфликтных ситуаций, которые в той или иной степени по предмету спора близки к тематике функционирования сети служб, в том числе школьной медиации.

Речь в данном случае идет о тех конфликтных ситуациях, где прямо или косвенно их участниками являются несовершеннолетние, дети и подростки, то есть о практике разрешения семейно-правовых конфликтов. Как показывает практика применения медиации в г. Тюмени и Тюменской области, начиная с мая 2015 года по официально зарегистрированным обращениям к медиаторам, включая споры, направленные по линии судебных органов из комнат примирения Калининского и Ленинского судов г. Тюмени, а также граждан, обратившихся самостоятельно, было принято в работу более 400 споров. Количество обращений к медиатору за этот период  было разным, но количество лиц, направленных судами или обратившихся самостоятельно, которые после консультаций с медиатором отказались от предложенной схемы урегулирования конфликта, было практически одинаковым, всего 12-15 % от общей массы обращений.

Из тех, кто согласился на процедуру медиации, не смогли договориться от 30 до 40%, что определяет долю медиаций, имеющих положительные результаты в диапазоне от 60 до 70% и уверенно закрепляет качественный показатель данной схемы согласования противоречий. Следует отметить и то, что в практике нашего Центра, до настоящего времени, пока выполнялись все договоренности сторон, которые были достигнуты  в процедуре медиации. Отметим, что семейно-правовой конфликт в структуре споров занимает наибольшее количественное значение и составляет свыше 60%. Однако это не может свидетельствовать о невостребованности  медиации по другим категория споров. Это просто отражает социальный запрос на данную услугу – медиативную помощь. Кроме того, следует обратить внимание и на то, что  официальная статистика обращений граждан в органы судебной власти и социальной защиты по обеспечению прав несовершеннолетних не вызывает спокойствия. Так, за последние три года на территории Тюменской области количество  обращений  за защитой прав несовершеннолетних, включая численность детей, в защиту которых предъявлен иск в суд или предоставлены в суд заключения органов опеки и попечительства, имеет стабильную динамику увеличения.

Например, с 2017-го по 2019 год общее количество случаев обращений за защитой прав детей в органы социальной защиты возросло с 1527 до 1744, увеличилось на 14% . На 16,3% увеличилось и количество обращений граждан в связи с определением места жительства ребенка, ровно вдвое (на 100%) увеличилось количество обращений об общении с детьми бабушек, дедушек и других родственников, возросло и количество обращений за защитой иных имущественных прав детей, число которых за последние три года увеличилось и в 2019 году составило 986 обращений [2].

Нельзя не учитывать и то, что значительная часть этих конфликтов происходит на глазах у детей спорящих сторон, которые не стесняются в средствах противодействия друг другу и  нисколько не задумываются о детях. Как правило, один «спор о детях» влечет дополнительно еще один или два встречных иска, а в некоторых случаях и больше. Более того, даже после получения судебного решения, которое, кстати, может не устроить ни одну из спорящих сторон,  полностью выполнить данное решение удается далеко не во всех случаях. Не следует забывать и то, что такие споры длятся годами, в нашей практике от 2 до 7 лет. Многие из затянувшихся конфликтов собирают дополнительно по 5-7 исков и, не так редко, вовлекают друг друга  в сферу уголовной юстиции, возбуждая административные производства и уголовные дела.

В этих ситуациях дети видят недобрый пример в лице своих родителей, получая неизгладимый вред, с этим живут, воспринимая как должное предложенную им модель семейных взаимоотношений, пролонгируя полученное представление семейных ценностей в будущем уже относительно к своим детям. А вот те, кто не сможет это как-то принять и смириться, протестуют против этого и против всех …, что нередко и приводит к негативным последствиям.

Конечно же, кризис института семьи является одной из острейших проблем, оказывающих различного рода последствия негативного характера не только в Тюменской области, но и во всей России. Проблемы семьи напрямую связаны с ростом детских депрессий, неврозов, проявлений деструктивного поведения подростков, они способствуют углублению ситуаций семейного неблагополучия, детской безнадзорности, совершения  правонарушений и преступлений несовершеннолетними. Во многом – это последствия переживаний и страданий, которые дети испытывают в результате семейных конфликтов, которые, как правило, происходят у них на газах и могут длиться годами. 

Таким образом, возникает извечный вопрос, что нужно сделать для того, чтобы медиация наконец-то скорее получила свое внедрение в реальную повседневную жизнь, чтобы заработали эти службы медиации и чтобы люди, нуждающиеся в медиативной помощи, наконец-то ее получили.

Авторы работы полагают, что не были напрасными старания всех, кто принимал участие в формировании условий продвижения медиации, включая  гигантские усилия по принятию федерального закона о медиации, дальнейшему ее реальному внедрению на практике на местах и популяризации в различных регионах Российской Федерации, хотя только сейчас эти результаты начинают давать первые всходы. 

Считаем, что в качестве первоочередных задач, реализация которых позволит не просто приблизиться к поставленным целям Концепции, но и реально обеспечить фактический доступ граждан к медиативной помощи, следует выделить прежде всего отдельные организационно-правовые  и методические мероприятия.

1. Одно из самых первых, что необходимо будет сделать в первую очередь,  это закрепление правовой основы или понятия – медиативной помощи. Этот институт должен найти место в Постановлении Правительства РФ от 27 октября 2016 г. N 1096 «Об утверждении перечня общественно полезных услуг и критериев оценки качества их оказания». 

Дело в том, что до настоящего времени понятие медиативной помощи пока нигде не фигурирует, несмотря на то, что в Распоряжении правительства РФ от 25 августа 2014 года N 1618-р [Об утверждении Концепции государственной семейной политики в Российской Федерации на период до 2025 года] на это содержится прямое указание. В частности, раздел по решению задач «по профилактике семейного неблагополучия, детской безнадзорности и беспризорности включает в себя:
внедрение института посредничества (медиации) при разрешении семейно-правовых споров, в том числе связанных с расторжением брака между супругами».

Тем не менее, на практике реальное внедрение медиации  осуществляется пока только эпизодически, фрагментарно и, по сути, бессистемно, основываясь лишь на инициативе отдельных профильных подразделениях органов исполнительной власти, отдельных судебных органов (судов) и  организаций (специалистов) в области медиации. Необходимость признания процедуры медиации, проведение которой вызвано вопросами определения места жительства и порядка общения с ребенком, в первую очередь, носит исключительно гуманистический характер и трудно поддается оценке стоимости  работы медиатора, ведь речь идет о непосредственных человеческих ценностях, о детях и их праве  воспитываться в семье, где есть оба родителя или хотя бы иметь возможность общения с каждым из них. 

2. На региональных уровнях необходимо сформировать структуру службы медиации – подразделений органов социальной защиты и/или профильных организаций, которые должны быть сертифицированы и иметь профессиональные кадры, обладающие необходимыми компетентностями, позволяющими обеспечить проведение медиации как в классическом варианте, так и по различным направлениям в сфере семейно-правовых отношений, в том числе с участием несовершеннолетних.

3. Необходимо одновременно с формированием структуры служб медиации обеспечить профессиональную переподготовку кадров – мотивированных специалистов, обладающих навыками профессионального медиатора.

По нашему мнению, решение этих первоочередных задач может позволить реализовать Концепцию государственной семейной политики в РФ до 2025 года, которая непосредственно связана с Концепцией демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года, утвержденной Указом Президента Российской Федерации от 9 октября 2007 года N 1351 «Об утверждении Концепции демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года».