Принудительные меры воспитательного воздействия как мера уголовно-правового характера

Дата публикации: 2020-07-16 11:06:00
Статью разместил(а):
Зубцова Людмила Андреевна

Принудительные меры воспитательного воздействия как мера уголовно-правового характера, вопросы законодательной регламентации и правоприменения

Compulsory measures of educational influence as a measure of criminal law, issues of legislative regulation and law enforcement

 

Автор: Зубцова Людмила Андреевна

ФГАОУ ВО "Волгоградский Государственный Университет", Волгоград, Россия

E-mail: lyudmila-andreevna@bk.ru  

Zubtcova Lyudmila Andreevna

Volgograd State University, Volgograd, Russia

E-mail: lyudmila-andreevna@bk.ru  

 

Аннотация: В статье дано теоретическое обоснование потенциала принудительных мер воспитательного воздействия. Предложена модель законодательной конструкции и системы статей УК РФ о принудительных мерах воспитательного воздействия; обоснована целесообразность дополнения системы наказаний, применяемых к несовершеннолетним, специальным видом заменяющего наказания.

The article provides a theoretical justification of the potential of compulsory measures of educational influence. The proposed model legislative structures and systems articles of the criminal code on coercive measures of educational influence; the expediency of supplementing the system of penalties applicable to minors, special kind of substitute punishment.

Ключевые слова: принудительные меры воспитательного воздействия; система наказаний; возрастные особенности подростков.

Keywords: coercive measures of educational influence; Punishment system; age characteristics of adolescents.

Тематическая рубрика: Юриспруденция и право.

 

Актуальность темы статьи обусловлена современным состоянием российской уголовно-правовой науки, законодательства Российской Федерации и потребностями правоприменительной практики.

Изучив содержание нового и старого уголовного законодательства можно раскрыть понятия определения принудительных мер воспитательного воздействия. Определение, даваемое в литературе: «Принудительные меры воспитательного характера - это предусмотренные уголовным законодательством, а также Положением о комиссиях по делам несовершеннолетних меры воздействия, применяемые по определению суда (или по решению комиссии по делам несовершеннолетних) вместо уголовного наказания к несовершеннолетним, виновным в преступлениях, не представляющих большой общественной опасности, в целях их исправления и перевоспитания.

Также принудительные меры воспитательного характера - это меры государственного принуждения, применяемые к несовершеннолетним, совершившим преступления, не представляющие большой общественной опасности, в тех случаях, когда их исправление и перевоспитание возможно без применения наказания, а также к несовершеннолетним, совершившим иные общественно опасные действия или антиобщественные поступки.

Очевидно, что указанные определения сформулированы с учетом положений ранее действовавшего уголовного законодательства, регламентировавшего применение принудительных мер воспитательного характера. Действующее уголовное законодательство определяет понятие принудительных мер воспитательного воздействия. Поясняя, что названные меры - это не являющиеся уголовным наказанием меры государственного принуждения, применяемые к несовершеннолетним, совершившим преступления небольшой и средней тяжести, с целью их исправления.

Принудительные меры воспитательного воздействия являются особой мерой государственного принуждения, применяемой к несовершеннолетним. Имеется мнение, что принудительные меры воспитательного характера особенностью, которой является «в целом система принудительных мер воспитательного характера существенно отличается от системы мер уголовного наказания за счет смещения центра тяжести в сторону не карательных, а воспитательных средств».

Между тем в теории уголовного права нет ясности по многим вопросам, в том числе:

1) правовой сущности принудительных мер воспитательного воздействия;

2) отличительных признаков принуждения в мерах воспитательного воздействия;

3) субъектов принудительного воспитательного воздействия;

4) его форм;

5) уголовно-правовых последствий применения принудительных мер воспитательного воздействия;

6) видов принудительных мер воспитательного воздействия, их соответствия сущности и содержанию правового принуждения;

7) уголовно-правового значения принудительных мер воспитательного воздействия.

Принудительные меры воспитательного воздействия дореволюционного российского уголовного законодательства в определенной степени имеет однотипность с некоторыми принудительными мерами, регулируемыми современным российским уголовным законодательством. Помещение несовершеннолетнего в ремесленные приюты, земледельческие колонии, общества, которые напоминают чем-то современное помещение несовершеннолетнего в специальное закрытое учебно-воспитательное учреждение для несовершеннолетних (ч.2 ст. 92 УК РФ).

В Уложении о наказаниях уголовных и исправительных впервые в отечественном законодательстве предусматривались исправительные приюты, заменяющие наказания для малолетних. Указанная мера рассматривалась как судебно-карательная, так как могла быть назначена только судом в отношении лица, признанного виновным в совершении преступления. В соответствии со ст. 55 Уложения помещение в приют назначалось вместо других наказаний. Уложение предусматривало возможность заменять помещение в исправительные приюты помещением в особые отделения при тюрьмах. Решение суда должно было определить, какому наказанию подлежал бы виновный за содеянное, если бы он был совершеннолетним, и если дозволяет закон, заменить наказание отдачей в приют. Суд должен указать в приговоре и то, и другое взыскание, которому должен подвергнуться малолетний на тот случай, если в приюте "не окажется достаточно помещения». Кроме помещения несовершеннолетних в приют, Уложение предусматривало использовать в этих целях исправительно-воспитательные заведения. Указанная мера применялась к лицам, которым содеянное не вменено, и которые, не подлежали наказанию. Как указывалось в Уложении, "отдача в исправительно-воспитательные заведения есть такая же мера безопасности, как и по отношению к преступникам - душевнобольным".

Отсутствие глубокого теоретического обоснования указанных мер сказалось и на их законодательном закреплении. В положениях действующего УК РФ отмечаются противоречия, пробелы, рассогласованность с законодательством Российской Федерации, определяющим социальную и правовую политику в отношении несовершеннолетних. Кроме того, содержание ст. 90, 91 и 92 УК РФ плохо согласуется с системой норм действующего УК РФ.

Правосудие по делам несовершеннолетних нуждается в мерах, альтернативных наказанию, выполняющих особую социальную функцию приспособления указанных лиц к нормам общества в условиях, которые в законодательстве по делам несовершеннолетних сейчас принято называть трудной жизненной ситуацией. Необходимы меры, которые, являясь формой реализации уголовной ответственности, учитывали бы в своем содержании особые и весьма ограниченные правовые статусы несовершеннолетних. По статистическим данным, суды назначают несовершеннолетним лишение свободы в 58—65% случаев их осуждения. Согласно мнению многих ученых, при современном состоянии законодательства (в том числе уголовного) этот вид наказания является едва ли не единственным, для применения и исполнения которого по делам несовершеннолетних отсутствуют юридические препятствия.

Все это подрывает принцип справедливости вообще и социальной справедливости в отношении несовершеннолетних (как особой социальной группы).

В таких условиях принудительные меры воспитательного воздействия могли бы приобрести значение не только действенного средства социальной реабилитации несовершеннолетних с девиантным поведением, но и эффективной формы реализации их уголовной ответственности, альтернативной лишению свободы. Это возможно только при условии глубокой теоретической разработки проблем принудительных мер воспитательного воздействия в направлении определения их правовой сущности, более тщательной регламентации содержания и дифференциации их уголовно-правового значения.

Применению принудительных мер воспитательного воздействия к несовершеннолетним тема вопроса рассматривались в работах С.С. Алексеева, А.Б. Агапова, Х.Д. Аликперова, А.А. Ашина, JI.B. Багрий-Шахматова, И.М. Гальперина, А.И. Долговой, К.Е. Игошева, И.В. Шмарова, С.Г. Келиной, А.И. Коробеева, Г.Л. Кригер, JT.JT. Крутикова, В.Н. Курляндского, Н.С. Лейкиной, Т.А. Лесниевски-Костаревой, Ю.Б. Мельниковой, И.С. Ноя, Т.Г. Понятовской, О.В. Филимонова, P.O. Халфиной, А.И. Чучаева и других.

Однако большинство из них были основаны на законодательстве, которое ныне не действует; исследования проблемы проводились в иных социальных, экономических и идеологических условиях.

В силу прямого предписания ч. 2 ст. 87 УК к несовершеннолетним, совершившим преступления, могут быть применены принудительные меры воспитательного воздействия либо им может быть назначено уголовное наказание, а при освобождении от наказания их могут также поместить в специальное учебно-воспитательное учреждение закрытого типа органа управления образованием. Таким образом, предусмотрена альтернатива: подростки за совершенные ими преступления либо несут уголовную ответственность и подвергаются наказанию, либо освобождаются от уголовной ответственности и тогда подвергаются принудительным мерам воспитательного воздействия.

Следует иметь в виду, что согласно ст. 96 УК РФ это правило, равно как и другие положения гл. 14 УК РФ, может быть применено в исключительных случаях с учетом характера совершенного деяния и личности к лицам, совершившим преступления в возрасте от восемнадцати до двадцати лет (кроме помещения их в специальное воспитательное или лечебно-воспитательное учреждение для несовершеннолетних).

В силу ч. 1 ст. 90 УК РФ освобождение несовершеннолетнего от уголовной ответственности допустимо при наличии объективных и субъективных оснований: совершенное подростком деяние относится к преступлениям небольшой или средней тяжести; наличие уверенности, что исправление несовершеннолетнего в данном конкретном случае может быть достигнуто путем применения к нему принудительных мер воспитательного воздействия. Разумеется, суд, прокурор, а также следователь с согласия прокурора, принимая решение об освобождении несовершеннолетнего от уголовной ответственности и прекращая в отношении него уголовное дело по этим основаниям, должны мотивировать достаточность в данной ситуации именно воспитательных мер, а не уголовного наказания.

Освобожденному от уголовной ответственности несовершеннолетнему могут быть назначены судом принудительные меры воспитательного воздействия четырех видов:

а) предупреждение;

б) передача под надзор родителей или лиц, их заменяющих, либо специализированного государственного органа;

в) возложение обязанности загладить причиненный вред;

г) ограничение досуга и установление особых требований к поведению несовершеннолетнего (ч. 2 ст. 90 УК).

При этом подростку может быть назначено одновременно несколько из перечисленных принудительных мер воспитательного воздействия. Продолжительность срока применения мер, указанных в п. "б" и "г", устанавливается органом, назначающим эти меры, в пределах от одного месяца до двух лет - при совершении преступления небольшой тяжести и от шести месяцев до трех лет - при средней тяжести содеянного.

Схожесть в названиях или отдельных элементах содержания принудительных мер воспитательного воздействия в отношении несовершеннолетних по действующему УК РФ с отдельными видами исправительных наказаний или «заменяющих» наказаний, применявшихся ранее к несовершеннолетним, равно как и с отдельными воспитательными мерами по досоветскому уголовному праву России, не дают основания считать тождественными их уголовно-правовое значение.

Направление несовершеннолетних, подлежащих ответственности за преступления или проступки, совершенные ими «с разумением», в исправительные заведения различного рода в период действия российского уголовного законодательства XIX - начала XX вв. признавалось современниками как наказание, не оправдывающее цель исправления. Передача несовершеннолетнего под надзор родителей или иных лиц не рассматривалась как мера государственного (уголовно-правового) принуждения и не являлась урегулированным законом воспитательным воздействием.

Поиски в дореволюционном российском уголовном праве «прообразов» принудительных мер воспитательного воздействия, применяемых к несовершеннолетним по действующему УК РФ, не имеют под собой политических и правовых оснований.

В литературе обоснованно указывается, что оптимальным вариантом законодательной регламентации принудительных мер воспитательного воздействия - помещение их в раздел "Иные меры уголовно-правового характера". В качестве самих этих мер целесообразно оставить передачу несовершеннолетнего под надзор специализированного органа, полномочного устанавливать те или иные требования к поведению осужденного и контролировать их исполнение. В содержание данного средства воспитательного характера следует включить все способы воздействия на несовершеннолетнего, предусмотренные ст. 90 УК РФ, за исключением предупреждения.

Законодательное закрепление и практическое применение принудительных мер воспитательного воздействия в советском уголовном праве отражало различные взгляды на их правовую природу как: а) универсальную меру государственного реагирования на отклоняющееся поведение несовершеннолетних, заменяющую традиционные формы реализации уголовной ответственности (1918-1924 гг.); 2) избирательное уголовно-правовое значение медико-педагогических мер как специального для несовершеннолетних вида освобождения от уголовной ответственности в арсенале уголовно-правовых мер социальной защиты (1924-1935 гг.); 3) специальный для несовершеннолетних вид освобождения от уголовного наказания (1958-1996 гг.).

Предупреждение относится к эвентуальным мерам принуждения. Особенность данных мер проявляется в том, что неблагоприятные последствия нарушения условий предупреждения не выступают неизбежными: их наступление зависит от поведения лица, подвергающегося принуждению. Возможность наступления правовых последствий предупреждения является существенным признаком принуждения. С этой точки зрения, предупреждение как меру воспитательного воздействия в том виде, в каком оно определяется законодателем в ч. 1 ст. 90 УК РФ, к принудительным мерам причислить нельзя.

Согласно действующему уголовному закону преступление, совершенное несовершеннолетним после применения к нему принудительных мер воспитательного воздействия, с уголовно-правовой точки зрения рассматривается как совершенное впервые. Это означает, что никаких последствий «повторного совершения преступлений» нет и быть не может. Следовательно, отнесение предупреждения (с признаками, указанными в ч. 2 ст. 90 УК РФ) к принудительным мерам в правовом отношении является некорректным.

Предупреждение как принудительная мера воспитательного воздействия не соответствует сущности принуждения и противоречит функциям его эвентуальных форм.

В связи со сказанным необходимо исключить предупреждение из числа принудительных мер воспитательного воздействия, применяемых судом, сохранив его значение как меры индивидуально-профилактического воздействия или меры дисциплинарного принуждения, в том числе при решении вопросов об основаниях отмены принудительных мер воспитательного воздействия в случае уклонения несовершеннолетнего от исполнения возложенных на него обязанностей (применительно к тем мерам, которые предполагают исполнение несовершеннолетним определенных судом обязанностей).

Целесообразно исключить передачу несовершеннолетнего под надзор родителей или лиц, их заменяющих, из числа принудительных мер воспитательного воздействия, предусмотренных ст. 90 и 91 УК РФ.

Таким образом можно утверждать, что на данный момент в УК РФ нет правовых оснований для дифференциации мер воспитательного воздействия на отдельные виды, поскольку фактически ст. 90 УК РФ перечисляет не разные уголовно-правовые средства, а лишь способы воздействия на несовершеннолетних преступников, которые, по сути, составляют содержание одной и той же принудительной меры уголовно-правового характера.

 

Литература:

1. Андриянова О.Ю. Некоторые вопросы применения законодательства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних / О.Ю. Андриянова // Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России, 2012. – №3. – С. 23–26.

2. Скрипченко, Н.Ю. Становление и развитие законодательства о применении принудительных мер воспитательного воздействия в отношении несовершеннолетних преступников / Н.Ю. Скрипченко. –М.,2012 – С.50.

3. Сунчугашева, К.Е. Особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних. / К.Е. Сунчугашева // SCIENCE TIME – 2014. – С.363–366.