Малолетний потерпевший в уголовном праве: проблемы правовой регламентации и правоприменении

Дата публикации: 2020-06-25 19:56:45
Статью разместил(а):
Чичаев Зелимхан Ризванович

Малолетний потерпевший в уголовном праве: проблемы правовой регламентации и правоприменении

Young victim in criminal law: problems of legal regulation and enforcement

 

Автор: Чичаев Зелимхан Ризванович

ФГАОУ ВО "ВолГУ», Волгоград, Россия

E-mail: chichaev.96@mail.ru

Chichaev Zelimkhan Rizvanovich

Volga State University, Volgograd, Russia

E-mail: chichaev.96@mail.ru

 

Аннотация: В статье анализируются  содержание понятия «малолетний» в уголовном законодательстве РФ. Исследуются основные характеристики признаков малолетнего потерпевшего.

Abstract: The article analyzes the content of the concept of “juvenile” in the criminal legislation of the Russian Federation. The main characteristics of the characteristics of a minor victim are investigated.

Ключевые слова: малолетний потерпевший, беспомощное состояние.

Key words: juvenile injured, helpless state.

Тематическая рубрика: Юриспруденция и право.

 

Многие отрасли российского права оберегают детей от различных неправомерных воздействий. Согласно Конституции РФ, в частности ст. 38, материнство и детство находятся под защитой государства. Данное положение соответствует ч. 3 ст. 16 Всеобщей декларации прав человека, в которой говорится, что каждый ребенок без всякой дискриминации по признаку расы, цвета кожи, пола, языка, религии, национального или социального происхождения имущественного положения или рождения имеет право на такие меры защиты, которые требуются в его положении как малолетнего со стороны его семьи, общества и государства. 

В соответствии же с Декларацией прав ребенка от 20 ноября 1959 г., ребенку должна быть обеспечена специальная защита законом или другими средствами и предоставлены возможности и благоприятные условия, которые позволяли бы ему развиваться физически, умственно, нравственно, духовно и в социальном отношении здоровым и нормальным путем в условиях, обеспечивающих свободу и достоинство личности.

Уголовное законодательство РФ, в свою очередь, охраняет общественные отношения, которые связанны с функционированием условий, способствующих нормальному физическому, интеллектуальному и нравственному формированию личности подростка. Уголовный закон, также, выступает одним из средств защиты ребенка от преступных посягательств, обеспечивает нормальное развитие и воспитание несовершеннолетних. В связи этим в УК РФ 1997 г. предусмотрены составы преступлений против несовершеннолетних, за совершение которых установлена уголовная ответственность. По этому поводу некоторые авторы утверждают, что такие деяния против несовершеннолетних посягают на общественные отношения, которые обеспечивают нормальное физическое и нравственное развитие подростков. 

Вместе с тем, Кулакова Н.Г. считает, что в результате совершения преступлений против подростков нарушаются общественные отношения, обеспечивающие жизнь, физическое и психическое здоровье подростка, нарушается процесс полноценного воспитания и образования. 

Красиков А.Н. полагает, что нарушается неотчуждаемое право ребенка находиться, расти и развиваться в естественной среде, в составе семьи или в фактически сложившихся условиях, аналогичных семейным. 

Возрастным признакам потерпевшего закон придает иное значение, нежели возрасту субъекта преступления. Если, согласно ст. 19 и 20 УК РФ, с достижением определенного возраста связано само наступление уголовной ответственности, то потерпевший и его характеристики, в том числе и возрастные, относятся к факультативным признакам состава преступления.

В УК РФ содержится целый ряд норм, в которых возрасту потерпевшего отводится роль признака основного или квалифицированного состава. Как правило, речь идет о лицах, не достигших совершеннолетия. В частности, возрасту потерпевшего (потерпевшей) всегда отводилось особое место среди криминообразующих, квалифицирующих и особо квалифицирующих признаков составов преступлений против половой свободы и неприкосновенности.

В УК РСФСР 1960 г. выделялись три имеющие уголовно-правовое значение возрастные категории потерпевших: малолетний (не достигший возраста 14 лет), несовершеннолетний (в возрасте от 14 до 18 лет) и взрослый (совершеннолетний).

В УК РФ 1996 г. появилась еще одна: в ст. 134 (в ее первоначальной редакции) говорилось о лице, не достигшем 16 лет. С принятием Федеральных законов от 27 июля 2009 г. N 215-ФЗ и от 29 февраля 2012 г. N 14-ФЗ количество значимых возрастных категорий потерпевших снова возросло. К четырем вышеперечисленным были добавлены еще две возрастные группы: достигшие 12-летнего возраста, но не достигшие 14-летнего возраста (ч. 3 ст. 134, ч. 2 ст. 135 УК) и не достигшие 12-летнего возраста (примечание к ст. 131 УК).

В нормах о преступлениях против половой неприкосновенности законодатель не оперирует понятием “малолетний”, которое ранее использовалось им в составе изнасилования в УК РСФСР 1960 г. (ч. 4 ст. 117 УК). Вместе с тем малолетний возраст потерпевшего указан:

а) как одна из возможных причин “беспомощности” потерпевшего применительно к п. “в” ч. 2 ст. 105 УК (убийство малолетнего или иного лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии);

б) как один из показателей опасного для жизни или здоровья состояния в ст. 125 УК (оставление в опасности);

в) в качестве одного из условий (в присутствии малолетних) наступления ответственности в ст. 245 УК (жестокое обращение с животными);

г) в качестве обстоятельства, отягчающего наказание (п. “з” ч. 1 ст. 63 УК).

Дополнительным аргументом в пользу вывода о тождественности понятий “малолетний” и “лицо, не достигшее четырнадцатилетнего возраста” являются некоторые положения позитивного законодательства. Так, в ч. 1 ст. 28 ГК РФ “Дееспособность малолетних” говорится: “За несовершеннолетних, не достигших четырнадцати лет (малолетних), сделки… могут совершать от их имени только их родители, усыновители или опекуны”. Аналогично определяется содержание данного термина и в Федеральном законе от 24 апреля 2008 г. N 48-ФЗ “Об опеке и попечительстве”.

Большинство специалистов также полагает, что малолетний – это лицо, не достигшее возраста 14 лет. В частности, по мнению Н.И. Пикурова, понятие малолетнего как не достигшего 14-летнего возраста лица имеет единое содержание во всех главах УК РФ. С ним солидарны В.Ф. Караулов и Ю.Е. Пудовочкин.

Но так же в науке существует другая позиция. Во-первых, отечественное уголовное законодательство в разное время по-разному интерпретировало понятие “малолетний”. В ст. 46.2 УК РСФСР “Отсрочка отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей” этот возрастной показатель составлял 3 года. Статья 82 УК РФ с таким же названием (в первоначальной редакции) расширила круг осужденных женщин, которым могла быть предоставлена отсрочка, подняв порог малолетства до 8 лет. Через 5 лет законодатель, желая облегчить положение беременных женщин и матерей, снова изменил этот показатель, определив верхнюю границу малолетнего возраста в 14 лет. Очередная редакция ст. 82 УК изменила ее название, из которого упоминание о малолетнем возрасте исчезло, после чего говорить о наличии легального толкования этого понятия в УК РФ, как полагают некоторые исследователи, уже не приходится.

Во-вторых, апеллировать к нормам иной отраслевой принадлежности, в которых данное понятие раскрывается, тоже не совсем корректно. Имеется немало примеров, которые говорят о том, что уголовно-правовое содержание некоторых понятий не обязательно совпадает с их содержанием в нормах иной отраслевой принадлежности. Так, имущество в доктрине уголовного права и практике применения норм об ответственности за преступления против собственности понимается уже, чем в гражданском законодательстве.

В-третьих, если говорить о малолетнем возрасте применительно к п. “в” ч. 2 ст. 105 УК РФ, то сложности, как правильно отмечает Н.А. Лопашенко, возникают “…с пониманием не нижней, а верхней границы малолетства”. Почему это происходит? Дело в том, что в тексте этой нормы малолетний потерпевший стоит в одном ряду с “иным лицом, заведомо для виновного находящимся в беспомощном состоянии”.

Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 27 января 1999 г. N 1 (в ред. Постановления от 3 марта 2015 г.) “О судебной практике по делам об убийстве” в п. 7 разъясняет, что “к иным лицам, находящимся в беспомощном состоянии, могут быть отнесены, в частности, тяжелобольные, престарелые, лица, страдающие психическими расстройствами, лишающими их способности правильно воспринимать происходящее”. Следовательно, Пленум рассматривает малолетних не как самостоятельную категорию потерпевших от убийства, а среди других (больные, престарелые), объединенных общим признаком беспомощности. Но если беспомощность ребенка-дошкольника – факт очевидный, то в отношении подростков возрастной группы 12 – 14 лет она уже не так бесспорна. Кроме того, законодатель уже определил предельный возраст потерпевшего, беспомощное состояние которого презюмируется – в силу примечания к ст. 131 УК РФ им признается лицо, не достигшее двенадцатилетнего возраста.

В ст. 125 УК РФ состояние потерпевшего характеризуется несколькими альтернативными признаками, среди которых малолетний возраст, старость, болезнь или иное беспомощное состояние, понятие которого в законе не конкретизируется каким-либо образом. В тексте нормы между стоящими в одном ряду категориями малолетства, старости и болезни и состоянием беспомощности стоит разделительный союз “или”. Но противопоставлять их, по-нашему мнению, не стоит. Малолетство здесь, как и в п. “в” ч. 2 ст. 105 УК, составляет разновидность беспомощности, поскольку именно в силу своего возраста потерпевший не может принять меры к самосохранению, что и является причиной нахождения его в опасном для жизни состоянии. Еще Н.С. Таганцев, говоря о беспомощности, отмечал, что не представляется возможным установить точный числовой предел малолетства, ее вызывающего, так как это зависит от индивидуальных особенностей ребенка, от самих условий оставления в опасности и других обстоятельств. Современные исследователи в связи с этим также отмечают, что некоторых физически хорошо развитых и вполне способных постоять за себя детей подросткового возраста (11 – 13 лет) вряд ли можно априори признавать беспомощными .

Так, признак беспомощного состояния жертвы по факту ее малолетнего возраста вменен С., который 15 августа 2002 г. на почве неприязненных отношений удушил, сдавив шею руками, свою племянницу С.В. 1989 года рождения. Потерпевшей, следовательно, было немногим менее 14 лет .

Представляется, что в данной ситуации конкретизация и закрепление в уголовном законе статуса “малолетний” как “лица, не достигшего возраста 14 лет”, с четко выраженными возрастными границами является оптимальным законодательным решением. В ст. 125 УК РФ, где для характеристики потерпевшего используется понятие “лицо, находящееся в беспомощном состоянии”, следует, обойтись без его конкретизации и, тем более без его противопоставления термину “малолетний”.

 

Список литературы:

1. Бельцов Д.В. Особенности уголовной ответственности за преступления против семьи и несовершеннолетних // Российский следователь. 2017. № 20.

2. Чапурко Т.М., Картавченко В.В. Проблемы определения общественной опасности насилия и жестокости в посягательствах на малолетних и несовершеннолетних // Общество и право. 2018. № 2.