Заключение гражданско-правового договора в электронной форме. Актуальные проблемы

Дата публикации: 2020-05-22 18:13:22
Статью разместил(а):
Филатов Иван Александрович

Заключение гражданско-правового договора в электронной форме. Актуальные проблемы

Conclusion of a civil contract in electronic form. Actual problem

 

Автор: Филатов Иван Александрович

БФУ им. И. Канта, Калининград, Россия

 e-mail: ivan.filatov441@mail.ru

Filatov Ivan Aleksandrovich

BFU named after I. Kant, Kaliningrad, Russia

e-mail: ivan.filatov441@mail.ru

Аннотация: В статье рассмотрены неоспоримые достоинства цифровых технологий, опережающих по своим темпам нормативную регламентацию, находящие все большее применение в хозяйственной деятельности современного общества. Актуальность данной статьи вызвана тем, что в современном обществе имеет место растущее количество сделок, заключенных в электронной форме, в частности, речь пойдет о сделках, совершаемых в сети интернет. Однако отмечается, что на законодательном уровне не определены четкие правила совершения сделок при помощи информационно-телекоммуникационных сетей.

Annotation: The article discusses the undeniable advantages of digital technologies that are ahead of the pace of regulatory regulation, which are increasingly used in the economic activities of modern society. The relevance of this article is due to the fact that in modern society there is a growing number of transactions concluded in electronic form, in particular, we will talk about transactions made on the Internet. However, it is noted that at the legislative level, there are no clear rules for making transactions using information and telecommunications networks.

Ключевые слова: электронный договор, электронная сделка, цифровая подпись, идентификация сторон договора, онлайн торговля.

Keywords: electronic contract, electronic transaction, digital signature, identification of the parties to the contract, online trading.

Тематическая рубрика: Юриспруденция и право.

        

Активная цифровизация российской экономики обусловлена выбранным курсом руководства страны и государственной программой «Цифровая экономика Российской Федерации». И безусловно, существование и развитие цифровой экономики не должно происходить в отрыве от законодательства.

На сегодняшний день возможность заключения договора в электронной форме законодательно закреплена.  Учитывая вступившие с 01.01.2020 года изменения в п.2 ст. 434, п.1 ст. 160 Гражданского Кодекса Российской Федерации, договор между хозяйствующими субъектами (юридическими лицами, физическими лицами или некоммерческими организациями, ведущими от своего имени экономическую деятельность) можно заключить путем:

- составления одного документа, в бумажном виде или в виде электронного документа, подписанного сторонами;

- обмена письмами, телеграммами, электронными документами либо иными данными с соблюдением письменной формы сделки. 

Определение электронного документа содержится в Федеральном законе от 27.07.2006 № 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации", в соответствии с которым, электронный документ - это документированная информация, представленная в электронной форме, то есть в виде, пригодном для восприятия человеком с использованием электронных вычислительных машин, а также для передачи по информационно-телекоммуникационным сетям или обработки в информационных системах. Документированной информацией, в свою очередь, является зафиксированная на материальном носителе информация с реквизитами, позволяющими определить такую информацию или в установленных законодательством РФ случаях ее материальный носитель (п. 11 ст. 2 Закона об информации).

Таким образом, для заключения договора в электронной форме необходимо выполнение двух условий:

- возможность воспроизвести на материальном носителе в неизменном виде содержание договора;

- возможность достоверно определить лицо, выразившее волю.

Одной из актуальных проблем при заключении электронных договоров остается возможность достоверно установить, что электронный документ исходит от стороны по договору. Законодательство не устанавливает каких-либо критериев, согласно которым можно определить, в частности, достоверность адресанта сообщения, отправляемого по электронной почте.

В целях идентификации сторон при заключении гражданско-правовых договоров в электронной форме может применяться как усиленная электронная подпись, так и простая. Простая электронная подпись, по сути, это знакомые всем коды доступа из сообщений, высылаемых на мобильный телефон, логин/пароль от личного кабинета на сайте и в электронной почте, коды на скретч-картах и др.

Но всё же, в отличие от усиленной цифровой подписи, применение простой ЭЦП, IP-адреса, доменного имени, логинов и паролей, не является бесспорно достоверной идентификацией лиц, участвующих в гражданско-правовых отношениях. Неопределенность субъектного состава влечет за собой недействительность сделки. Таким образом, при заключении договоров в электронной форме сохраняется проблема неопределенности субъектного состава при недостоверной или недостаточной идентификации сторон договора.

Распространенным способом заключения договора является обмен электронными документами с использованием электронной почты. В этом случае, к примеру, если стороны сделки изначально предусмотрели и зафиксировали в соглашении, что электронные документы высылаются ими с определенных электронных адресов,  то такой вид передачи электронных документов позволит установить лицо, выразившее волю, и воспроизвести, в случае необходимости, на материальном носителе информацию, в которой отражены существенные условия договора. Следовательно, отправленные с этих адресов сообщения о предложении, либо о согласии заключить договор на предложенных другой стороной условиях, следует рассматривать ничто иное как оферту и акцепт оферты.

В связи с развитием онлайн торговли, широкое распространение получило заключение договоров в сети посредством совершения таких конклюдентных действий как: click-wrapagreement (соглашение посредством щелчка кнопки «Я согласен», сопровождающей текст договора), и как browse-wrapagreement. В случае browse-wrap, клиенту предоставляется возможность перейти по гиперссылке и при желании — ознакомиться с условиями. Таким образом, фактически можно завершить сделку, не открыв условия соглашения, что является невозможным при click-wrap.

Заключение соглашения browse-wrap осуществляется путем просмотра сайта. По сути, указанное соглашение является офертой, с которой пользователь соглашается. Так, например, на сайте «Беру» размещена информация, что сервис «Беру» - это веб-сайт и мобильное приложение, предоставляющие доступ к базе данных.

База данных «Беру» представляет собой информационно-справочную систему, содержащую информацию о товарах, предназначенную для потенциальных покупателей (потребителей) товаров. И ни при каких условиях не осуществляет возмещение пользователю убытков, связанных с продажей некачественного товара продавцом. Покупатель зачастую остается неосведомленным о наличии подобного контента, что усложняет разрешение споров об установлении ответственности владельца агрегатора перед потребителем за надлежащее исполнение договора. Следует также отметить, что данная проблема имеет международный характер. 

На протяжении последних лет, указанные формы заключения договоров через сети получили широкое распространение, однако российское законодательство не регулирует click-wrap механизм, что дает возможность применять различные подходы к квалификации электронных соглашений в зависимости от того, под каким углом мы их рассматриваем и какой конкретно вид договора заключается данным механизмом. Что касается владельцев агрегаторов, то с 1 января 2019 года вступили в силу поправки в Закон о защите прав потребителей, которые внесли ясность, что же считать агрегатором. Определение агрегатора сводится к тому, что это веб-сайт, интернет-страница или программа, которые позволяют рассмотреть предложения о покупке товаров или услуг, заключить сделку с продавцом/исполнителем и оплатить покупку. То есть по факту сложно отличить агрегатор от обычного интернет-магазина. На то и был расчет, чтобы владелец агрегатора солидарно с продавцом нес ответственность перед потребителем. Между тем, буквальное толкование ст.12 Закона о защите прав потребителей может при определенном прочтении служить аргументом в пользу отсутствия ответственности владельца агрегатора перед потребителем.  

В качестве еще одной проблемы, можно привести неопределенность местоположения сторон, в следствии чего могут возникнуть проблемы с применимым правом. Например, стороны по договору, заключенному в электронной форме, могут находиться в разных странах. Аналогично касается сервера, на котором оферент может разместить оферту. Субъект коммерческой деятельности в Интернете может не иметь торгового помещения или офиса, поэтому единственными его идентифицирующими признаками, в подобном случае, будут выступать адрессайта и веб-сервера.   

Совершение сделок в электронной форме набирает обороты с каждым годом, и безусловно этому способствует ряд преимуществ при заключении договоров в электронной форме. В отечественном законодательстве не уделяется достаточного внимания правовому регулированию договора в электронной форме, ведутся споры о достаточности правовых дефиниций и вписываемость электронного договора в систему гражданско-правовых договоров.

Таким образом, договор, заключенный в электронной форме, может рассматриваться как сделка с применением электронной подписи. Договор, заключаемый в электронной форме, может рассматриваться и как обязательство. И, наконец, договор, заключаемый в электронной форме, может рассматриваться как документ, в котором информация о правах и обязанностях сторон правоотношения представлена в электронно-цифровой форме. И тот ряд выявленных в статье проблем, указывает на необходимость более глубокого их изучения в целях понимания, какие дополнения следует внести в российское гражданское законодательство.

 

Список литературы:

1. Морозов И.К. Проблемы заключения договора в электронной форме // Международный студенческий научный вестник. – 2018. – № 5.

2. Некоторые проблемы электронной торговли: к вопросу об ответственности владельцев агрегаторов перед потребителями // Журнал «Вестник экономического правосудия», № 9, сентябрь 2019г., с.57-67.

3. Цифровое право: учебник (под общ.ред. В.В. Блажеева, М.А. Егоровой). - М.: "Проспект", 2020. - 640 с. 

4. Шестакова Е.В. Договоры в электронной форме: правовые риски и судебная практика. - "Право Доступа", 2020.