Особенности судебного контроля в уголовном судопроизводстве Республики Казахстан

Дата публикации: 2020-05-20 16:27:45
Статью разместил(а):
Ануарбеков Ильяс Аскарович

Особенности судебного контроля в уголовном судопроизводстве Республики Казахстан

Features of judicial control in the criminal proceedings of the Republic of Kazakhstan

 

Автор: Ануарбеков Ильяс Аскарович

Кокшетауский университет имени Абая Мырзахметова, Кокшетау, Казахстан

e-mail:i.anuarbekov@mail.ru

Anuarbekov Ilyas Askarovich

Kokshetau University named after Abay Myrzakhmetov, Kokshetau, Kazakhstan

e-mail:i.anuarbekov@mail.ru

Аннотация: Статья рассматривает особенности судебного контроля в уголовном производстве и его поэтапное расширение в досудебном производстве.

Abstract: The article considers the features of judicial control in criminal proceedings and its phased expansion in pre-trial proceedings. 

Ключевые слова: судебный контроль, конституционный строй, судебная защита, уголовный процесс.

Keywords: judicial, constitutional order, judicial protection, criminal procedure.

Тематическая рубрика: Юриспруденция и право.

Судебный контроль и его результаты не могут быть достаточным средством защиты нарушенных в ходе производства предварительного расследования прав и свобод личности. Выступая лишь в качестве субъективного повода к началу соответствующей деятельности со стороны органов и лиц, ведущих уголовный процесс, подобный контроль (для достижения своих целей) объективно требует соответствующей реакции (деятельности) со стороны процессуальных органов, выражающейся в удовлетворении или отклонении заявленных ходатайств и жалоб, в реализации процессуальных полномочий по разрешению возникшего спора сторон посредством применения той или иной процессуальной процедуры. Поэтому реальное содержание идеи (принципа) обжалования составляют не только права (правомочия) тех или иных субъектов на обжалование действий и решений процессуальных органов, но и установление законодателем процессуальной формы (такого) обжалования, порядок внесения и разрешения жалоб (заинтересованных лиц), предмет и пределы обжалования.

Рассматривая установленный в уголовном процессе порядок обжалования действий и решений должностных лиц и органов, следует иметь в виду его связь, обусловленность целевым назначением, содержанием и формой уголовного судопроизводства.

Важнейшим средством защиты правового статуса личности от необоснованного ущемления прав является судебный контроль в сфере судопроизводства, который может быть ограничен лишь в исключительных случаях [1,100]. 

Вопрос о сущности стадии предварительного расследования преступлений и специфике судебных функций по защите прав граждан на этой стадии процесса сложен, поскольку нет достаточных публикаций и должных исследований, касающихся процессуальных действий должностных лиц в сфере уголовного судопроизводства. 

Центральной стадией процесса по уголовным делам является судебное разбирательство, в котором дело рассматривается по существу и решается вопрос о виновности или невиновности обвиняемого и о применении или неприменении к нему наказания. Этот вопрос решается судом в судебном приговоре на основе исследованных в судебном заседании доказательств. 

По большинству уголовных дел решению судом вопроса о виновности и наказании предшествует длительная работа с применением особых процессуальных методов и средств по раскрытию преступления и собиранию доказательств, которую в условиях судебного заседания суд не в состоянии выполнить. К тому же суд не является органом судебного преследования и на нем не лежит обязанность раскрывать преступления и изобличать лиц, их совершивших. Поэтому стадия дознания и предварительного следствия считается важнейшей частью уголовного судопроизводства. Событие преступления, лицо, его совершившее, обстоятельства его совершения и другие вопросы, связанные с преступлением, решаются именно в ходе предварительного расследования, поэтому от того, как организована эта стадия, зависит судопроизводство по уголовным делам. 

Согласно ст.36 УПК Республики Казахстан в целях выполнения задач уголовного судопроизводства орган уголовного преследования обязан в пределах своей компетенции в каждом случае обнаружения признаков преступления принять все предусмотренные законом меры по установлению события преступления, изобличению лиц, виновных в совершении преступления, их наказанию, равно как принять меры к реабилитации невиновного. 

Отвечая на вопрос, можно ли называть предварительное следствие предварительным судебным следствием, включается ли в понятие "судопроизводство" и "предварительное следствие", В. Лебедев отмечает, что "ознакомление с основными положениями концепции судебной реформы не дает основания для такого толкования понятия "судопроизводство", поскольку в ней не содержится предложений, направленных на то, чтобы предварительное следствие стало судебным следствием и строилось на принципе состязательности сторон". На наш взгляд, это правильный ответ, поскольку в действительности значение предварительного расследования не исчерпывается подготовкой материалов в суд, эта стадия является самостоятельной стадией уголовного процесса и в ряде случаев органы дознания и предварительного следствия принимают окончательное решение по делу (см. ст.ст.37, 38, 269 УПК РК). В то же время само слово "предварительное" говорит в пользу того, что расследование, производимое органами дознания и следователем, является предварительным по отношению к судебному разбирательству, и никоим образом не может заменить непосредственного исследования всех доказательств в самом судебном заседании. 

Установление судебного контроля за тем, чтобы лица, вовлеченные органами предварительного расследования в сферу уголовного судопроизводства, имели возможность обжалования в суд неправомерных действий должностных лиц, за законностью применения мер пресечения и других мер процессуального принуждения, является актуальной задачей судебной реформы. На наш взгляд, настало время расширять судебный контроль за предварительным расследованием, не ограничиваясь только вопросами укрепления законности и правопорядка органами следствия и дознания в своей деятельности. 

Анализируя возможные варианты расширения судебного контроля за предварительным расследованием, некоторые авторы предлагают: предоставлять суду право продления сроков предварительного расследования и предварительного заключения; предусмотреть проверку и утверждение судом решений о прекращении дел в ходе расследования; возложить на суд санкционирование и проверку обоснованности применения мер процессуального принуждения; ввести право на обжалование действий следователя и прокурора в суд до окончания расследования; поручить контроль за расследованием следственному судье, специально выделенному для осуществления этой работы и др [2, 39-43].

В Государственной программе правовой реформы в Республике Казахстан, утвержденной постановлением Президента Республики Казахстан от 12 февраля 1994 г., в части вопросов реформирования процессуального законодательства также предлагалось: в нормах, регламентирующих возбуждение уголовного дела, существенно сократить сферу публичного обвинения, передав решение вопроса о целесообразности привлечения к уголовной ответственности на усмотрение потерпевшего; провести дифференциацию форм досудебного и судебного производства в контексте с классификацией в материальном уголовном праве; расширить судебный контроль за законностью и обоснованностью производства на ранних стадиях процесса; лишить правосудие элементов обвинительной функции, исключив из полномочий суда право возбуждать уголовные дела, за исключением категорий дел, предусматривающих защиту организационной деятельности судебной власти; предусмотреть в уголовно-процессуальном законодательстве институт реабилитации, установив для реабилитированных граждан гарантии восстановления нарушенных прав и компенсаций причиненного ущерба; усовершенствовать институт доследования и прекращения уголовных дел, максимально сократив процессуальные основания к этому, а по мере развития состоятельности процесса, создания правовых и социальных условий отказаться от практики доследования. 

Как показывает опыт, ряд прогрессивных мер, заложенных в Программе правовой реформы в Республике Казахстан, до сих пор не нашли положительного решения. 

В целях решения вопроса о надзоре за законностью расследования предлагалось создать единый Следственный комитет, объединив в нем следователей МВД, КНБ и прокуратуры и поручив ему расследование всех дел по линии этих органов. При этом преследовалась цель - обеспечить процессуальную самостоятельность следователя, выводя его из процессуальной подчиненности административных начальников, лишив последних процессуальных полномочий, а также права контролировать ход и результаты расследования и пересмотра постановлений следователя. Предполагалось закрепить полномочия следователя в законе "О статусе следователя". Все это привело бы к тому, что прокуратура должна была лишиться руководства расследованием и освобождалась от ответственности за его качество. И это дало бы возможность прокуратуре надлежащим образом осуществлять прокурорский надзор за деятельностью Следственного комитета. Эти цели не могли быть воплощены на практике и были заранее обречены на провал (неудачный опыт создания государственного Следственного комитета в Республике Казахстан), поскольку поддерживать государственное обвинение в суде было бы проблематичным. Если возложить задачу надзора за законностью расследования на суд, а государственное обвинение на прокурора, то каковы были бы взаимоотношения этих субъектов на стадии предварительного расследования? На эти вопросы нет достаточно четких ни теоретических, ни практических ответов. 

А пока прокуратура продолжает осуществлять надзор за предварительным расследованием, поддерживать государственное обвинение, хотя в целях расширения возможности судебной защиты прав и свобод граждан в досудебных стадиях уголовного процесса следовало бы все же пересмотреть функции как прокуратуры, так и суда. 

В постановлении "О практике применения законодательства о возмещении вреда, причиненного незаконными действиями органов, ведущих уголовный процесс" от 9 июля 1999 г. Пленум Верховного Суда Республики Казахстан разъясняет, что незаконными действиями органов, ведущих уголовный процесс, следует признать: возбуждение уголовного дела и осуществление уголовного преследования при отсутствии жалобы частного обвинения по делам о преступлениях, перечисленных в ч.1 ст.33 и ч.1 ст.34 УПК, кроме случаев, указанных в ч.2 этих статей; возбуждение уголовного дела при наличии неотмененного постановления об отказе в возбуждении уголовного дела по тому же обвинению в отношении того же лица; осуществление уголовного преследования при наличии в деле неотмененного постановления органов уголовного преследования о прекращении уголовного дела, а равно вступившего в законную силу приговора по тому же обвинению и в отношении того же лица или постановления суда, установившего невозможность уголовного преследования; осуществление уголовного преследования после установления фактов, подтверждающих: отсутствие состава преступления в деянии лица, совершившего преступление; отказ прокурора или частного обвинителя от обвинения по делу частного обвинения (кроме случаев, предусмотренных ч.2 ст.33 УПК); истечение срока давности привлечения к уголовной ответственности, предусмотренного ст.ст.69, 75, 85 УК, и согласие лица на прекращение дела по этому основанию; примирение потерпевшего с обвиняемым, подозреваемым в случаях, предусмотренных ст.67 УК; принятие нового уголовного закона, устраняющего уголовную ответственность за совершенное лицом деяние; издание акта амнистии, освобождающего от наказания, и согласие лица на прекращение дела по этому основанию, принятие акта помилования лица[3, 27]. 

Незаконными действиями органов, ведущих уголовный процесс, являются также: неправильное применение норм уголовного законодательства при квалификации преступления; незаконное применение меры пресечения или иных предусмотренных законом мер процессуального принуждения; содержание лица, задержанного по подозрению в совершении преступления, или лица, в отношении которого в качестве меры пресечения избран арест, в опасных для его жизни и здоровья условиях; принудительное помещение не содержащегося под стражей лица в медицинское учреждение для производства судебно-психиатрической или судебно-медицинской экспертизы при отсутствии об этом решения суда; применение насилия, жестокое или унижающее человеческое достоинство обращение; проведение процессуальных действий в условиях, создающих опасность для жизни или здоровья участвующих в них лиц; принятие решений и совершение действий, унижающих честь или умаляющих достоинство лица, участвующего в уголовном процессе; использование и распространение для целей, не предусмотренных УПК, сведений о частной жизни, а равно иных сведений личного характера, которые лицо считало необходимым сохранить в тайне; незаконное осуждение; незаконное применение принудительных мер медицинского характера и др. 

Незаконность действий органов, ведущих уголовный процесс, устанавливается приговором или постановлением суда либо постановлением, вынесенным органом дознания, предварительного следствия, прокурором.
Выступая на международной конференции "Альтернативы тюремному заключению в Республике Казахстан", тогдашний председатель Высшего Судебного Совета Республики Казахстан И. Рогов отмечал громоздкость предварительного следствия и необходимость сокращения срока предварительного следствия, обеспечения его оперативности и эффективности в целях сокращения времени между моментом совершения преступления и рассмотрением дела в суде. Он также отметил неповоротливость следствия, где месяцами рассматриваются уголовные дела, а как следствие - ухудшение доказательственной базы.

Республика Казахстан все еще является страной, в которой судебный контроль за действиями органов исполнительной власти, в том числе и органов предварительного расследования, находится не на должном уровне. При существующей процедуре судебной проверки законности, обоснованности ареста (заключения под стражу) суды при наличии имеющихся оснований не всегда отменяют меру пресечения - содержание под стражей, ранее санкционированную прокурором. Процедура судебной проверки законности и обоснованности ареста (заключения под стражу), предусмотренная в УПК РК, носит несовершенный характер, не позволяет судам в полной мере контролировать органы следствия и дознания. Большинство уголовных дел, по которым применяются аресты, расследуют следователи органов внутренних дел. Они находятся в служебном подчинении у руководителей органов МВД, заинтересованных в раскрытии преступлений, в том числе и путем использования арестов. В целях получения санкции на арест органы следствия в постановлениях об избрании этой меры пресечения иногда приводят различные, даже необоснованные мотивы, которые зачастую не проверяются. К тому же ст.150 УПК РК дает возможность применения ареста в порядке "исключения". 

УПК РК не предусматривает каких-либо ограничений в сроках содержания под стражей подсудимых при рассмотрении дел судами. Ничем не ограниченное время рассмотрения судами уголовных дел приводит к длительным, бессмысленным срокам содержания под стражей подсудимых. Весьма продолжительным является и срок содержания под стражей обвиняемых в ходе предварительного следствия, который может составлять 2 года 6 месяцев. Уголовный кодекс Республики Казахстан содержит ряд статей, которые предусматривают в качестве меры наказания только лишение свободы. В таких случаях органы предварительного следствия применяют единственную меру пресечения - содержание под стражей [4, 37-39]

С целью недопущения изолирования от общества лиц, совершивших незначительные преступления, следовало бы проанализировать практику дифференциации ответственности по категориям преступлений и в зависимости от личности виновных. Требуют пересмотра и некоторые статьи УК РК. 

Раньше своеобразной "палочкой-выручалочкой" для судей была такая мера наказания, как условное осуждение с обязательным привлечением к труду или, как говорили в народе, направление на "химию". Эта мера наказания была весьма эффективной, да и для народного хозяйства приносила пользу. Тогда тысячи людей смогли избежать пагубного влияния "зоны". Теперь у судьи выбора практически нет: или лишение свободы, или назначение наказания условно. Применение же исправительных работ в условиях безработицы просто не имеет смысла, а штраф применим только в отношении имущих, которые, как правило, на скамье подсудимых не сидят. 

Конституции ряда стран СНГ предусматривают заключение под стражу и содержание под стражей только по судебному решению, т.е. санкционирует заключение под стражу не прокурор, а судья (например, ст.22 Конституции РФ). 

Учитывая, что выполнение прокурором функций по проверке законности судопроизводства, определению объема обвинения и соответствия обвинительного заключения, протокола обвинения требованиям процессуального законодательства не должно быть связано с обязательным составлением процессуального документа, предлагаем из УПК РК исключить такую стадию уголовного процесса, как предание суду. Как свидетельствует практика, выражение согласия прокурора с обвинительным заключением и направление дела в соответствующий суд является достаточным. Известно, что до 1 января 1998 г. функции предания суду закреплялись за судом, хотя некоторые авторы и отмечали несвойственность этой функции судебной власти. К сожалению, в последних изменениях в процессуальном законодательстве мы не находим решения этого вопроса. Не претерпели существенных изменений и нормы главы 39 УПК РК, где фактически предварительное слушание и есть предание суду. Не решает проблемы и то, что по сравнению с ранее действовавшим законодательством сужен перечень оснований для проведения предварительного слушания дела (ст.301 УПК РК). 

На наш взгляд, следует прислушаться к мнению авторов, предлагающих пути ограничения прокурорского надзора за следствием, процессуальными действиями, санкционированными судом. Желательно при этом расширить круг следственных действий, требующих судебного решения. Суд должен осуществлять юрисдикционные (контрольные) функции в отношении всех процессуальных действий, ограничивающих конституционные права граждан. К их числу можно отнести все следственные и оперативно-розыскные действия (производство обыска и выемки в жилище, осмотр жилища, за исключением неотложных случаев, исчерпывающий перечень которых должен быть дан в законе; наложение ареста, продление срока ареста и возможности задержания подозреваемого продолжительностью более 48 часов; выемка почтово-телеграфной корреспонденции, прослушивание телефонных переговоров и перехват иных сообщений граждан; отстранение обвиняемого от должности; наложение ареста на имущество, принудительное помещение обвиняемого в любое учреждение, ограничивающее право на личную свободу граждан и т.п.)/

В новый Гражданский процессуальный кодекс Республики Казахстан введены: институт приказного производства (гл.13), институт заочного производства и заочного решения (гл.24). 

Согласно ст.139 ГПК РК судебный приказ представляет собой акт судьи, вынесенный по заявлению взыскателя о взыскании денежных сумм или истребовании имущества от должника по бесспорным требованиям без вызова должника и взыскателя для заслушивания их объяснений и без судебного разбирательства. Судебный приказ имеет силу исполнительного документа, и взыскание по нему производится после выдачи приказа и в порядке, установленном для исполнения судебных решений. 

Новшеством является и то, что судебный приказ выносится, если заявлено требование о взыскании недоимки по налогам и другим обязательным платежам не только с граждан, но и с юридических лиц. Эти новеллы направлены на обеспечение ускоренного и упрощенного порядка разрешения ряда требований. 

Что касается института заочного производства и заочного решения, то "заочное производство", во-первых, относится лишь к производству дела в суде первой инстанции, к одной его части - судебному разбирательству; во-вторых, в порядке заочного производства могут рассматриваться лишь исковые дела; в-третьих, для осуществления разбирательства искового дела в порядке заочного производства необходимо наличие следующих оснований: неявка ответчика на судебное заседание; извещение ответчика надлежащим образом о времени и месте судебного заседания (причем суд должен иметь достоверные сведения о надлежащем извещении ответчика и к материалам дела должны быть приобщены подтверждающие документы); отсутствие сообщений от ответчика о наличии уважительных причин неявки его в судебное заседание; отсутствие просьбы ответчика о рассмотрении дела без его участия; отсутствие возражений истца против рассмотрения дела в порядке заочного производства[5, 18-21]

Правы авторы, которые отмечают, что защита прав, свобод и законных интересов в порядке гражданского производства - не единственная форма разрешения всех спорных вопросов, и потому в законе должны быть предусмотрены и другие формы защиты гражданских прав и законных интересов. И в качестве альтернативы предлагается развитие института третейского разбирательства, позволяющего цивилизованным путем урегулировать возникающие конфликты между субъектами конкретных правоотношений[6,64].

В уголовном процессе личное участие подсудимого в главном судебном разбирательстве считается существенным моментом в выполнении судом требования о непосредственном исследовании доказательств. Причем такое его участие необходимо для реализации всех его не только процессуальных, но и конституционных прав на гарантированную защиту. Поддерживая заочное производство в уголовном процессе в отсутствие подсудимого лишь в случаях, предусмотренных в ч.2 ст.315 УПК РК, авторы правильно предлагают основательную проработку этой нормы. В частности, определить: конкретный перечень оснований неявки подсудимого в суд; категории преступлений, по которым дела могут рассматриваться в отсутствие подсудимого; порядок и способы доведения до осужденного постановления о заочном приговоре; меры ответственности подсудимого за его неявку в суд, отраженные в заочном приговоре; основания и порядок пересмотра заочного приговора по общим правилам, включая проведение нового гласного судебного разбирательства при появлении подсудимого. Допуская заочное разбирательство дела, следует помнить, что таковое должно иметь место только в исключительных, особо предусмотренных законом, случаях. Нельзя в связи с этим не вспомнить положения УПК КазССР 1959 года, где разбирательство дела в отсутствие подсудимого разрешалось лишь в случае, когда подсудимый, находясь вне пределов СССР, уклонялся от явки в суд. 

Реформа судебного разбирательства должна быть нацелена не только на сдерживание преступности, но и на создание дополнительных гарантий защиты прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства. 

На наш взгляд, настало время ввести в УПК РК главу о возмещении гражданами и юридическими лицами вреда, причиненного незаконными действиями органов расследования, прокуратуры и судов. Нормы этой главы должны быть направлены на защиту граждан, пострадавших от незаконных действий указанных органов и их должностных лиц, что будет способствовать укреплению законности в деятельности органов расследования, прокуратуры и судов. 

Возмещение причиненного вреда является универсальным гражданско-правовым способом защиты нарушенных прав. И не случайно в Гражданском кодексе Республики Казахстан нашли развитие нормы об ответственности за вред, причиненный гражданам и юридическим лицам незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда [7,26]. 

При возмещении вреда, причиненного государственными органами и их должностными лицами, действует общий принцип полного возмещения вреда. В предполагаемой главе следовало бы также раскрыть содержание этого принципа, возможность возложения имущественной ответственности на самих должностных лиц в порядке регресса, а также другие особенности режима такой ответственности, взяв за основу принципы, заложенные в нормах ГК. Особо в ней следует уделить внимание нормам о порядке возмещения вреда, источникам реального исполнения судебных решений (одновременно предусмотрев средства в бюджете), ответственности конкретных должностных лиц за неисполнение. В юридической литературе имеются суждения, что подобные судебные решения могут разрушить государственный бюджет. На наш взгляд, эти опасения не беспочвенны. Тем не менее, кто выступит гарантом защиты законных прав граждан и юридических лиц, если не государство.

 

Список литературы:

1. Петрухин И.Л. Судебная власть: контроль за расследованием преступлений. - М.: Изд-во Проспект, 2008. - С. 100. 

2. Сулейменова Г. Проблемы совершенствования судебной власти в Казахстане. // Заңгер, 2010. - № 1. - С. 39-43. 

3. Ахпанов А. И. Арест в качестве меры пресечения: проблемы судебного контроля и санкционирования: монография. - ТОО «Полиграфсервис», 2005. - 183 с. 

4. Садыкова Р. Понятие, сущность и формы судебного контроля в уголовном судопроизводстве. //Фемида, 2006. - № 4. - С. 37-39. 

5. Тайторина Б. Современные проблемы классификации судебного контроля. //Фемида, 2010. - № 8.- С. 18-21. 

6. Когамов М. Судебный контроль в досудебных стадиях: пределы и потребности практики уголовного процесса. // Тураби, 2002. - № 1.- С. 64. 

7. Амиргалиев А.А. Перспективы расширения судебного контроля на досудебной стадии в уголовном процессе Республики Казахстан. //Мир закона, - 2011. - № 1.- С. 26.