О роли и об обязанностях адвоката. Понятие и содержание профессиональной этики

Дата публикации: 2020-05-13 13:55:06
Статью разместил(а):
Балыков Олжас Амангельдиевич

О роли и об обязанностях адвоката. Понятие и содержание профессиональной этики

About the role and responsibilities of the lawyer. The concept and content of professional ethics

 

Авторы:  

Айсин Сайкен Бакытович 

к.ю.н., Кокшетауский университет им. Абая Мырзахметова, г. Кокшетау, Республика Казахстан.

Aysin Saiken Bakytowich

Abay Myrzakhmetov University, Kokshetau, Kazakhstan.

Балыков Олжас Амангельдиевич 

Кокшетауский университет им. Абая Мырзахметова, г. Кокшетау, Республика Казахстан.

e-mail: olzhik090@mail.ru

Balykov Olzhas Amangeldievich

Abay Myrzakhmetov University, Kokshetau, Kazakhstan.

e-mail: olzhik090@mail.ru

 

Аннотация: В данной статье раскрывается сущность профессиональной этики адвоката, рассматривается профессия адвоката, которая предполагает высокий профессионализм, высокий уровень психологической компетенции, обладание знаниями индивидуально-психологических особенностей личности, культурой умственной деятельности, что в совокупности является обязательными составляющими его профессионального мастерства. Анализируемые в статье нормы в значительной мере раскрывают и содержание профессионального долга адвоката. 

Abstract: This article reveals the essence of the professional ethics of the lawyer, examines the profession of lawyer, which involves a high professionalism, a high level of psychological competence, the knowledge of individual and psychological characteristics of the individual, the culture of mental activity, which together is a mandatory component of his professional skill. The rules analyzed in the article largely disclose the content of the lawyer's professional duty.

Ключевые слова: Адвокатская этика, профессионализм, защита по уголовным делам.

Keywords: Advocacy ethics, professionalism, criminal defense.

Тематическая рубрика: Юриспруденция и право.

 

В современном мире всё большую актуальность приобретают общечеловеческие ценности, среди которых на особом месте стоят права человека. Но без эффективных средств защиты права человека, к сожалению, так и останутся лишь формально провозглашенными правомочиями. Важную роль в обеспечении и защите их играет такой институт гражданского общества как адвокатура. Именно на данный институт возложена функция оказания квалифицированной юридической помощи лицам, нуждающимся в защите, обеспечении или восстановлении своих прав.

Особое место адвокатуры как негосударственного института в системе механизма защиты прав человека нисколько не умаляет его важности. В своей деятельности адвокат опирается не только на правовые предписания, содержащиеся в профильном законе «Об адвокатской деятельности и юридической помощи», но и на Кодекс профессиональной этики адвоката.

Природа норм, содержащихся в данном акте, и явилась предметом нашего исследования. В настоящее время в научном сообществе активно обсуждается вопрос о моральной и нравственной стороне личности современного адвоката в контексте соблюдения традиций и норм профессиональной этики. 

Анализ научной литературы позволил сделать вывод о дискуссионности вопроса о действии и пределах действия моральных, нравственных, корпоративных и иных социальных норм в контексте формирования профессиональных правил поведения в адвокатской деятельности. Нормы Кодекса профессиональной этики адвоката породили проблемы, связанные с их персонализацией в системе социальных регуляторов. Этика как термин максимально приближен к такой философской категории как мораль. С этих позиций мы говорим о поведении человека с точки зрения добра и зла, добросовестности и недобросовестности, порядочности и непорядочности и др.

Собственно, этика и есть учение о морали. Отдельные авторы, принимая во внимание обязательность норм Кодекса для адвокатского сообщества, рассматривают последние в качестве норм новых нетрадиционных источников права - «этических кодексов». Есть точка зрения, что нормы, содержащиеся в кодексах профессиональной этики, несмотря на наличие общих черт с правовыми нормами, должны рассматриваться как особый специфический регулятор общественных отношений. Этические требования профессий, согласно такой позиции, должны быть выделены в отдельную группу социальных норм (нормативных регуляторов) и стать, наравне с нормами обычаев, религии, морали, права, корпоративными. 

Представляется, что, исследуемые нормы имеют ряд признаков, характерных для корпоративных норм. Корпоративные нормы рассматриваются как правила поведения, создаваемые в организованных сообществах, распространяющиеся на его членов и направленные на обеспечение организации и функционирования данного сообщества. Корпоративные нормы, несмотря на свою специфику, имеют сходство с правовыми: формальная определенность, особый процедурный порядок принятия, систематизированность, неперсонифицированность. 

Наряду с этим, можно выделить специфические признаки корпоративных норм. Так, для них норм характерна точная количественная определенность субъектов воздействия. По своей природе корпоративные нормы регулируют ту часть общественных отношений, которая не урегулирована правовыми нормами. Нередко правовые нормы ссылаются на корпоративные нормы как на дополнительный, субсидиарный механизм регулирования конкретных общественных отношений, - например закона «Об адвокатской деятельности и юридической помощи». По своему содержанию нормы Кодекса профессиональной этики адвоката, безусловно, связаны с нормами морали. Это проявляется в этических требованиях, предъявляемых Кодексом к поведению адвоката в его профессиональной деятельности. Так, преамбула Кодекса провозглашает нравственную ответственность адвоката перед обществом, необходимость соблюдения профессиональной этики, сохранения чести и достоинства адвоката, авторитета адвокатуры. 

Однако есть отличие общечеловеческой морали от норм профессиональной этики. Применительно к профессиональной этике адвоката это выражается в некоторых случаях в прямом противопоставлении профессионального поведения адвоката нормам морали. Есть и иная точка зрения. Так, Ю.С. Пилипенко, анализируя положения Кодекса, выделяет предметы дисциплинарного разбирательства в отношении адвоката. Не являясь формально правонарушениями, данные предметы, по мнению Ю.С. Пилипенко, определяют сферы противоправного поведения адвоката. Далее Ю.С. Пилипенко обращает внимание на тот факт, что перечисленные сферы противоправного поведения адвоката не всегда находятся в плоскости его непосредственной профессиональной деятельности. 

Таким образом, понятие «профессиональные обязанности адвоката» следует толковать расширительно, принимая во внимание тот факт, что обязанности адвоката, следуя логике статей Кодекса профессиональной этики адвоката, можно разделить на обязанности, возникающие в процессе осуществления адвокатской деятельности, и иные профессиональные обязанности, вытекающие из правового статуса адвоката (обязанность еже месячных отчислений на общие нужды адвокатской коллегии, обязанность при всех обстоятельствах сохранять честь и достоинство, присущие профессии, и др.). Полагаем, что для единообразного понимания и толкования соответствующих норм Кодекса было бы целесообразно получить разъяснения коллегии адвокатов РК. 

Думается, что современные кодексы профессиональной этики, в том числе Кодекс профессиональной этики адвоката, представляют собой особую разновидность норм, которые по своей природе, будучи корпоративными, содержат элементы норм права и этики. Появление такого рода норм обусловлено усложнением общественных отношений и социальных процессов, повышением роли институтов гражданского общества и совершенствованием их не правовых инструментов воздействия на личность.

Своеобразным показателем, позволяющим признать юридическую помощь качественной, является отсутствие жалоб и претензий со стороны доверителя, суда и надзорных органов. Применяемые к адвокатам меры ответственности за оказание некачественной юридической помощи напрямую зависят от причин, по которым адвокат такую помощь оказал. Выделяют такие причины, как: Недостаточная квалификация адвоката — стоит отметить, что, даже, несмотря на довольно высокие требования к лицам, претендующим на приобретение статуса адвоката, эта причина является достаточно распространенной. 

Для того, чтобы получить право заниматься адвокатской деятельностью, необходимо сдать квалификационный экзамен и получить статус адвоката. Но этого мало, чтобы оказывать качественную юридическую помощь - важно помнить также о том, что правовая база находится в постоянном развитии, и если у адвоката долгое время отсутствовала юридическая практика, квалификация его может быть утрачена. Недостаточная квалификация может выражаться: в незнании норм материального и процессуального права, в отсутствии у адвоката актуальных сведений о сложившейся судебной практике по конкретной категории дел, неумение ориентироваться в конкретной процессуальной ситуации; Недобросовестность адвоката - зачастую, доверителю, не обладающему серьезными познаниями в правовой сфере достаточно трудно выявить недобросовестность, но, если, же все-таки это удалось сделать, то доверителю необходимо не просто отказаться от услуг такого «специалиста», но и приложить все усилия для привлечения его к ответственности.

Стоит отметить, что в практике привлечения адвокатов к дисциплинарной ответственности нередки случаи, когда адвокаты не выполняют обязанности по постоянному совершенствованию своих знаний самостоятельно и повышению своего профессионального уровня, которая возложена на них Законом «Об адвокатской деятельности и юридической помощи». За нарушение данной обязанности их привлекают к дисциплинарной ответственности и назначают меру пресечения в виде предупреждения и продления срока исполнения обязанности по повышению профессионального уровня. Но и это не стимулирует недобросовестного адвоката к выполнению своих прямых обязанностей, что вновь влечет возбуждение в отношении него дисциплинарного производства и назначение названной меры пресечения повторно. 

Как мы уже отметили, адвокатская этика - составная часть юридической этики. Предметом адвокатской этики является поведение адвоката в обстоятельствах, где он выступает по профессиональному долгу либо представляет адвокатуру, т.е. речь идет о поведении в процессе, будь то уголовный, гражданский или какой-либо другой, или представительстве самой адвокатуры в административных и иных органах.

Когда адвокат находится в обстоятельствах, при которых он никого не представляет, он может придерживаться такого этического поведения, как и обычный человек.

Все вышеперечисленное не касается тех моментов, когда аспекты деятельности адвоката определяются общеправовыми нормами (правилами поведения в процессе) и действуют одновременно этические нормы и нормы права.

Таким образом, можно вывести правило, что адвокатская этика - это предписываемое корпоративными правилами должное поведение члена адвокатского сообщества в тех случаях, когда правовые нормы не устанавливают для него конкретных правил поведения.

Формирование системы этических норм не должно помешать адвокатам профессионально исполнять свой долг и профессиональные обязанности. Этические нормы призваны оказывать адвокату помощь в его деятельности, определяя не столько то, что нужно делать, а то, как это сделать более качественно и с большим успехом, т.к. поведение, нарушающее нормы этики, отражается на репутации и самого адвоката, и всего адвокатского сообщества, ведет к утрате доверия, уменьшению количества обращений за защитой и в целом к нарушению прав граждан.

Адвокатская этика призвана обеспечивать исполнение адвокатом своих обязанностей честно, компетентно и добросовестно, чтобы формировать должный уровень общественного доверия к адвокатуре как представителю гражданского общества и лично к адвокатам. У населения должна быть уверенность, что честно исполняющий свой долг адвокат способен оказать реальную помощь в критической ситуации.

Поддержка адвокатуры обществом усиливает адвокатуру и позволяет ей эффективно выполнять свои функции. В то же время, утрата доверия к адвокатуре усиливает вмешательство государства в дела адвокатуры, что влечет утрату независимости адвокатских объединений и, как следствие этого, неспособность адвокатуры противостоять государству и невозможность защищать интересы граждан, если они не совпадают с государственными в том понимании, которое характерно для государства.