Сущность конституционного правотворчества

Дата публикации: 2020-05-08 09:31:12
Статью разместил(а):
Жигулин Андрей Алексеевич

Сущность конституционного правотворчества

The essence of constitutional lawmaking

 

Автор: Жигулин Андрей Алексеевич

кандидат психологических наук, доцент, Воронежский филиал ФГБОУ ВО «Государственный университет морского и речного флота имени адмирала С.О. Макарова», г. Воронеж, Россия.

e-mail: zhigulin1980@yandex.ru 

Zhigulin Andrey Alekseevich

candidate of psychological Sciences, associate Professor, Voronezh branch of «Admiral Makarov State University of Maritime and Inland Shipping», Voronezh, Russia.

e-mail: zhigulin1980@yandex.ru

 

Аннотация: В статье рассматривается конституционное правотворчество как непрерывный процесс возникновения потребностей в общественных отношениях и удовлетворения потребностей посредством сознательно-волевой деятельности субъектов.

Abstract: The article considers constitutional law-making as a continuous process of the emergence of needs in social relations and the satisfaction of needs through conscious-volitional activity of subjects.

Ключевые слова: право, правотворчество, Конституция, конституционное правотворчество.

Keywords: law, lawmaking, Constitution, constitutional lawmaking.

Тематическая рубрика: Юриспруденция и право.

 

Конституционное правотворчество можно определить как непрерывный политико-правовой процесс возникновения объективных потребностей в нормативной регламентации общественных отношений и последующего удовлетворения этих потребностей посредством сознательно-волевой деятельности компетентных субъектов по текстуальной правке Основного закона и его нетекстуальному развитию.

Совокупность изложенных обстоятельств позволяет предложить следующий подход к определению объема деятельного (сознательно-волевого) наполнения парадигмы конституционного правотворчества: в его рамках объективно возникающие социальные потребности в конституционно-правовой регламентации базовых общественных отношений удовлетворяются посредством двух условно-самостоятельных (но взаимосвязанных и взаимозависимых) процессуальных форм – текстуального установления (правки) Основного закона и его нетекстуального развития в интерпретационной деятельности суверенного органа конституционной юстиции. Первую процессуальную форму, с учетом ее построения на основе официально-легитимной правотворческой процедуры, целесообразно обозначить термином «конституционное правотворчество», вторую – термином «конституционно-правотворческая интерпретация».

На основании изложенного, можно предложить следующее описание (определение) конституционного правотворчества: регулируемая специальными нормами права, процедурно усложненная, структурированная, целенаправленная деятельность особого круга субъектов по выявлению объективно возникающих потребностей в конституционно-правовой регламентации общественных отношений и удовлетворению этих потребностей посредством разработки и принятия поправок к Конституции РФ либо новой Конституции РФ.

Конституционное правотворчество, безусловно, вправе претендовать на роль одной из фундаментальных правовых категорий.

Однако наукой конституционного права до настоящего времени не выработаны общие, устоявшиеся, системные подходы к его пониманию и описанию.

На первый взгляд, предложить формальное определение категории «правотворчество» совсем не трудно, под ним понимают совокупность всех процессов, направленных на формирование права в данном обществе.

Итогом правотворчества является право, выраженное в форме какого-либо (официально признаваемого в данном обществе) источника.

Вместе с тем вывод о том, что конституционное правотворчество – это непрерывный и неизбежный процесс, обусловленный множеством факторов объективного порядка, не дает полного ответа на вопрос о том, в чем именно состоит сущность указанного правового явления, поскольку для  этого необходимо подвергнуть анализу сам процесс, выделить его составляющие, понять, каково содержание, внутреннее наполнение данного процесса, какие именно субъекты правовых отношений являются его участниками и в каких деятельных формах он находит свое выражение [1, с. 146].

Таким образом, основное различие во взглядах исследователей на определение сущности конституционного правотворчества (его деятельного, сознательно-волевого наполнения) заключается в том, следует ли рассматривать в качестве полноправной содержательной части этого процесса нетекстуальные способы «преобразования» Конституции либо он ограничен формальными пределами правотворческих процедур.

Разрешение этих противоречий позволяет прийти к выводу о том, что нетекстуальное развитие Основного закона на современном этапе конституционализма может и должно иметь место, но в специальных институциональных формах и строго определенных пределах.

Слияние двух объективно существующих деятельно-волевых форм конституционно-правового регулирования общественных отношений в единый процесс конституционного правотворчества придает ему черты синергетической системы и позволяет рассмотреть данный объект юридической науки сквозь призму методологических положений синергетики, поскольку использование в правовом исследовании системного подхода, с необходимостью приводящего к синергетике, позволяет по-новому взглянуть на теоретические проблемы, разрешение которых традиционными методологическими средствами порой представляется затруднительным.

С этой точки зрения конституционное правотворчество как система может быть представлено в виде интегративной совокупности двух объективно существующих условно самостоятельных деятельно-волевых форм конституционно-правового регулирования общественных отношений: текстуального установления, правки Основного закона (конституционное правотворчество); нетекстуального «преобразования» Основного закона в практике Конституционного Суда (конституционно-правотворческая интерпретация) [2, с. 202].

Между тем, как показывает приведенный выше анализ, правовые позиции Конституционного Суда РФ не просто примыкают к Конституции РФ, образуя некий особый, самостоятельный (отличный от самой Конституции РФ) источник права как результат деятельности органа конституционной юстиции, а сливаются с Основным законом в неразрывный регулятивный комплекс, единый источник конституционного права метауровня, образование и развитие которого обеспечивается синергетическим взаимодействием двух деятельно-волевых форм конституционного правотворчества.

 

Список литературы: 

1. Авдеев Д.А. Тенденция конституционного развития современной формы государства / Д.А. Авдеев // Вестник Тюменского государственного университета. Социально-экономические и правовые исследования. – 2016. – Т.2. – № 1. – С. 140-149.

2. Козлова Е.И. Конституционное право России: учеб. для вузов. / Е.И. Козлова. – М.: Право, 2018. – 342 с.