Понятие и сущность провокации преступления в уголовном праве

Дата публикации: 2020-03-17 12:29:17
Статью разместил(а):
Игбаев Адильжан Багдатович

Понятие и сущность провокации преступления в уголовном праве

The concept and essence of provocation of a crime in criminal law

Авторы:

Сатыбалди Л.

Кокшетауский университет имени А. Мырзахметова, Кокшетау, Казахстан

e-mail: north_kz@mail.ru

Satybaldi L.

Kokshetau University named after A. Myrzakhmetova, Kokshetau, Kazakhstan

e-mail: north_kz@mail.ru

Игбаев Адильжан Багдатович

Кокшетауский университет имени А. Мырзахметова, Кокшетау, Казахстан

e-mail: Kazax_7777777@mail.ru

Igbayev Adilzhan Bagdatovich

Kokshetau University named after A. Myrzakhmetova, Kokshetau, Kazakhstan

e-mail: Kazax_7777777@mail.ru

Аннотация: Статья посвящена изучению особенностей регламентации уголовной ответственности за провокацию преступления по законодательству Республики Казахстан, а также вопросу соотношения норм, посвященных уголовной ответственности за данное деяние  действующего уголовного законодательства.

Abstract: The article is devoted to the study of the peculiarities of criminal liability regulation for provocation of a crime under the legislation of the Republic of Kazakhstan, as well as to the issue of the correlation of norms on criminal liability for a given act of the current criminal law.

Ключевые слова: провокация, оперативно-розыскная деятельность, уголовный закон, преступление, фальсификация доказательств.

Keywords: provocation, operational-search activity, criminal law, crime, falsification of evidence.

Тематическая рубрика: Юриспруденция и право.

Формулирование понятия провокации преступления невозможно без анализа признаков, присущих провокации. Черты, характерные институту провокации преступления, можно рассмотреть по двум направлениям: во-первых, учитывая те, которые законодательно закреплены, а также их доктринальное истолкование.

Во-вторых, интересным представляется анализ научных разработок по данной теме, а именно, каким образом представители научного сообщества описывают провокацию преступления, выделяя те или иные признаки. Все это станет предпосылкой для наших собственных суждений о понятии и сущности провокации преступления в уголовном праве.

Уголовно-правовое регулирование ответственности за провокацию именно взятки или коммерческого подкупа, имеет некоторые историю и научное описание. Поэтому можно сказать, что введение с принятием современного уголовного закона уголовной ответственности за провокацию именно взятки и коммерческого подкупа обусловлено историческими традициями как законодательной регламентации, так и доктринального толкования[1, 68].

Уголовно-правовой запрет будет оправданным, когда он охватывает типичные и достаточно распространенные формы антиобщественного поведения.

Деяние провокации получило свое распространение. Большинство известных юриспруденции дел связано с провокациями со стороны правоохранительных органов. В науке уголовного права есть даже точка зрения о правомерности такой провокации, признание чего недопустимо. Наличие подобных мнений заставляет обращаться к теме полицейских провокаций, обосновывать их противоправность. Совершение провокации преступления другими неспециальными субъектами также может иметь место. Обвиняемые по уголовным делам периодически делают заявления о том, что их спровоцировали на совершение преступления, что на практике часто остается без должного внимания.

Одним из доказательств того, что провокация преступления получила распространение в повседневной жизни и стала типичным поведением, может стать судебная практика.

На протяжении длительного времени Верховный суд обращается к проблемам провокации преступлений. То есть тема понятия и юридической природы провоцирующего поведения востребована судебной практикой. Вместе с тем, нельзя не отметить, что все случаи провокаций, о которых говорится в решениях высшей судебной инстанции, касаются оперативно-розыскной работы. Применительно же к составу преступления, предусмотренного статьей 417 УК РК, разъяснений в обзорах не содержится.

Тем временем, деяние провокации преступления социально опасно. Можно выделить круг общественных отношений, которым провокация причиняет вред.

В-первую очередь, это интересы правосудия, что следует из закрепленной в статье 417 УК РК уголовной ответственности за провокацию взятки либо коммерческого подкупа. Данная статья отнесена в УК РК к главе 16 «Уголовные правонарушения против порядка и управления» и помещена в главу 17 «Уголовные правонарушения против правосудия и порядка исполнения наказаний». Защита интересов правосудия в данном случае обусловлена тем, что, задача государства в борьбе с антисоциальными проявлениями не должна сводиться к искусственному созданию преступления, так как в таком случае не отвечает задачам правосудия и вредит нормальной деятельности судебного органа. Совершенная провокация, в случае ее процессуального движения, передается на рассмотрение суда. Итогом судебного следствия будет разрешение вопросов наличия преступного деяния, причастности к нему подсудимого, его виновности, и т.д. Даже само рассмотрение в ходе судебного производства всех перечисленных в процессуальном законе вопросов требует значительных временных, кадровых, финансовых ресурсов государства, нацеленность которых на решение ложных проблем подрывает авторитет и силу правосудия[2, 74].

Конституция республики Казахстан гарантирует каждому государственную защиту прав и свобод человека и гражданина. Такая защита невозможна без сильного, справедливого, независимого судебного органа, среди основных задач которого безотносительно национальной принадлежности суда является обеспечение справедливого судебного разбирательства. Категория справедливости является оценочной.

Теоретически можно бесконечно рассуждать о том, что такое справедливый суд, а для осужденного он так может и останется неправедным. Когда речь заходит о справедливом судебном разбирательстве, обычно под данной правовой категорией понимается процедура, с помощью которой человек может восстановить свое нарушенное право. Процедура останется юридической фикцией и не будет действенна, если она основывается на ложных посылах: событии преступления и доказательствах его совершения. Вот почему для суда так важно соблюдение требований относимости, допустимости и достоверности доказательств по уголовному делу, соблюдение процессуальной стороны досудебного и судебного следствий. Защита прав граждан в их взаимоотношениях с другими, контроль за соблюдением прав и свобод человека и гражданина при производстве следственных действий, оперативно-розыскных мероприятий, установление действительных фактов по делу и привлечение виновных к юридической ответственности, также входят в задачи суда.

Интересы суда получают и уголовно-правовую охрану. Провокация преступления по эмоциональным оценкам чем-то схожа с ложным доносом и фальсификацией доказательств, которые, также как и единственный уголовно-наказуемый вид провокации, относятся к преступлениям против правосудия.

Во-вторых, провокация преступления причиняет вред и тем органам, которые ведут досудебное следствие: органы дознания и предварительного следствия. Работа следствия предполагает оперативное и квалифицированное реагирование по каждому сообщению о преступлении. Следственные органы, как и суд, заинтересованы в том, чтобы привлечение к уголовной ответственности реализовывалось в конечном счете только в отношении виновных лиц и только по реальным преступлениям. Иначе страдает принцип процессуальной экономии.

Признание наличия вреда интересам правоохранительных органов в результате провокации является спорным в науке уголовного права. Есть точка зрения о социальной полезности провокации в том случае, когда ее источником (субъектом) являются сами правоохранительные органы, применяющие провокацию как более эффективный, иногда единственно возможный способ изобличения уже состоявшихся преступников[3,119].

В-третьих, провокация непосредственно затрагивает права человека. В узком смысле это права, принадлежащие спровоцированному лицу, которое становится потерпевшим от провокации другого лица. В широком смысле - это права, которые принадлежат каждому человеку и потенциально могут быть нарушены при совершении провокации в отношении любого лица.

Среди гарантий, которые могут быть нарушены при провокации преступления, можно перечислить, например, право каждого на защиту своих прав и свобод всеми способами, не запрещенными законами (среди которых и право на судебную защиту); запрет использования доказательств, полученных с нарушением закона, при осуществлении правосудия. Особое внимание в практике Европейского суда по правам человека, а также в научных публикациях уделяется нарушению провокацией права на справедливое судебное разбирательство, гарантированное каждому Конвенцией о защите прав человека и основных свобод.. Полицейское принуждение к совершению преступления, получение доказательств только благодаря провокации, отсутствие оснований полагать, что преступление было бы совершено без вмешательства полицейских - вот основные доводы Европейского суда по правам человека в пользу незаконности провокаций полиции и признания нарушения прав человека.

Учитывая вышеизложенное, можно говорить о социальной опасности провокации преступления, о нарушении деянием провокации преступления нормальной жизнедеятельности людей. Общественная опасность провокации преступления носит объективный характер и не может отрицаться по причине отсутствия уголовно-правовой законодательной регламентации провокации преступления. Уголовная противоправность, наказуемость предусмотрена законодателем только в отношении провокации взятки или коммерческого подкупа. Однако, такой подход не оправдан существующей практикой злоупотреблений провокаторов и требует доработки. Для решения вопроса о криминализации провокации преступления необходимо обосновать содержательное определение провокации преступления [4,c.49].

Следует отметить опыт Казахстана в противодействии провокации взяточничества либо коммерческого подкупа уголовно-правовыми средствами. В составе ранее действующего казахского уголовного закона 1997 г. содержалась статья, обозначавшая наряду с провокацией коммерческого подкупа в качестве преступного деяния и провокацию любого преступления (ст. 349 УК Республики Казахстан). С момента принятия действующего ныне уголовного закона Республики Казахстан от 3 июля 2014 г. сущность уголовно наказуемого деяния, содержащего признаки провокационной деятельности, стала определяться аналогично российскому законодательному подходу.

Список литературы:

1. Боженок С.Я. Вопросы уголовной ответственности за провокацию преступления. -М.: Право, 2014.-256с.

2. Галахова A.B. Преступления против правосудия. - М.: Юрист, 2015.-342с.

3. Иванов В.Д. Об уголовной ответственности за провокацию преступления.//Актуальные проблемы уголовного права и правоприменительной деятельности органов внутренних дел в новых социально-политических условиях. -М.: Право,  2012.-331с.

4. Радачинский С.Н. Уголовная ответственность за провокацию взятки либо коммерческого подкупа. Дис. к.ю.н. Ростов-на-Дону. 1999.-С.49.