К вопросу о введении уголовной ответственности за преследование (сталкинг)

Дата публикации: 2020-03-03 17:54:54
Статью разместил(а):
Даниелян Анна Левоновна

К вопросу о введении уголовной ответственности за преследование (сталкинг)

Actual issues of falsification of evidence and results of operational investigative activities

 

Автор: Даниелян Анна Левоновна

Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова, г. Москва, Россия

frau.danielian@yahoo.com                                                                              

Danielian Anna Levonovna

Lomonosov Moscow State University

 

Аннотация: В статье исследуется проблема отсутствия в нынешнем законодательстве РФ уголовной ответственности за преследование (сталкинг), несмотря на продолжающееся распространение данного опасного явления. Автор приводит различные мнения ученых по имеющим проблемам; анализирует зарубежную статистику сталкинга, сферу его применения, основываясь на материалах судебной практики США, ФРГ, Великобритании, рассматривает нынешнюю российскую правовую действительность в данной сфере, предлагает свое видение способов совершенствования законодательства.  

Abstract: The article reviews the problem of the absence of criminal liability for stalking in the current legislation of the Russian Federation despite the continuing spread of this dangerous social phenomenon. An author cites various opinions of scientists on issues; analyzes foreign statistics of stalking, its scope, based on the jurisprudence of the United States, Germany and the UK,  examines the current Russian legal reality in this field, offers his vision of the ways of improving the legislation. 

Ключевые слова: уголовная ответственность за сталкинг, преследование, зарубежный опыт регулирования сталкинга, преступления против личности.

Keywords: criminal liability for stalking, stalking, foreign experience in regulating stalking, crimes against the person.

Тематическая рубрика: Юриспруденция и право.

 

Сталкинг (производное от англ. термина «stalking», также именуемое как «стокинг» - преследование, охота, навязчивая страсть) - систематическое преследование человека со стороны другого лица (или группы лиц) против его воли, выражающееся в настойчивых попытках установления контакта, психической или физической близости, сопровождающееся всевозможными видами запугивания, слежения за жертвой, злоупотребления использования личных данных или иными способами.

Такое явление как сталкинг посягает на права и свободы человека и гражданина, гарантируемые общепризнанными принципами и нормами международного права и Основным законом РФ – Конституцией РФ – в главе 2, такие как: достоинство личности, право на свободу и личную неприкосновенность, право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени, а также многие другие.

Не представляется возможным обозначить начальную точку развития общественно опасного явления сталкинга, которое существует в обществе еще с появления такой психологической модели общения людей как «преследователь - жертва», т.е. фактически, можно утверждать, что исследуемое деяние имеет многовековую историю.

Своё развитие явление сталкинга приобрело в связи с переходом общества от индустриального к информационному: с появлением сети Интернет, GPS-трекеров слежения, иных специальных устройств, помогающих преследователю в режиме онлайн получать точные данные о местонахождении жертвы, а также глобальное поглощение человечества социальными сетями, куда ежедневно, фактически добровольно, люди предоставляют всю информацию о себе, начиная от увлечений, круга друзей и заканчивая точным адресом проживания. Такие действия могут быть основанием для злоупотребления знаниями о личной жизни лица, что может привести к такому виду сталкинга, как кибер-сталкинг (от англ. «cyber-stalking»). 

Первым штатом, законодательно закрепившим сталкинг как преступление, является Калифорния. В 1990 г. в Уголовном кодексе штата Калифорния была введена ст. 646.9 которая установила ответственность за «умышленное, злонамеренное и неоднократное преследование другого лица, создающее реальную угрозу причинения обоснованного страха за собственную безопасность или безопасностью своей семьи». Такое преступление подлежит наказанию в виде лишения свободы в государственной тюрьме на срок два, три или четыре года. Уже к 1992 году подобные законы были приняты более, чем в половине штатов, чему поспособствовало убийство актрисы Ребекки Шеффер из-за продолжительного сталкинга её поклонником.

Интересной особенностью, «изюминкой» уголовного законодательства штата Калифорния является последующее разъяснение всех терминов, использованных в диспозиции статьи. Так, термин «преследование» определяется как сознательный и волевой курс поведения лица, направленный на конкретного человека, которого такое поведение серьезно тревожит, беспокоит, изводит или терроризирует, если вышеупомянутое деяние это не служит никакой законной цели.

Неоднократно, Национальным центром профилактики и контроля насилия, расположенным в городе Атланта, штат Джорджия, проводились различные исследования для выявления статистических данных о жертвах, когда-либо подвергнутых сталкингу. Так, согласно исследованию, примерно 1 из 6 женщин (16,2%) и 1 из 19 мужчин (5,2%) в Соединенных Штатах сталкивалась с преследованием (ориг. «stalking victimization») в какой-либо момент своей жизни, когда женщина/мужчина чувствовали себя напуганными или верили, что в результате ей/ему или кому-либо из ее/его близких причинят вред или убьют.

Неудивительным является тот факт, что две трети (66,2%) женщин и 41,4% мужчин, ставших жертвами преследования, преследовались нынешним или бывшим интимным партнером. В рамках опроса, более половины жертв женского пола и более трети жертв мужского пола, подвергшихся преследованию, указали, что они подвергались преследованию до 25 лет.

Каким образом исследователями изменялась «степень сталкинга»?

Сталкинг-виктимизация (ориг. «stalking victimization»), по мнению ученых Национального центра профилактики и контроля насилия, включает в себя типичную тактику запугивания или угрозы, используемую преступником, которая одновременно нежелательна для жертвы и вызывает у неё страх или опасения по поводу собственной безопасности. В американском научном сообществе на протяжении последних двух десятилетий ведутся дебаты о необходимости включения критерия страха в показатели распространенности преследования – на момент написания данной статьи понятие «степени страха» так и не было разъяснено законодателем ни в одном решении Верховного Суда США по подобным делам.

Исходя из этого, возможно основываться на примерном перечне способов «причинения страха жертве», по которым рассчитывалась тактика выявления и уголовного преследования сталкинга:

- Нежелательные телефонные звонки, голосовые сообщения, телефонные звонки с последующим мгновенным «сбрасыванием» абонента;

- Нежелательные электронные письма, СМС-сообщения, сообщения в социальных сетях;

- Нежелательные открытки, письма, цветы или подарки;

- Наблюдение или слежение на расстоянии, шпионаж с помощью подслушивающего устройства, камеры или глобальной системы позиционирования (GPS);

- Нежелательное нахождение преследователя в таких местах, как дом жертвы, рабочее место/школа либо близ них;

- Оставление посторонних или потенциально опасных предметов для жертвы.

В Великобритании, а именно, в Англии и Уэльсе, с 2012 года сталкинг является уголовно наказуемым. Однако, согласно последним исследованиям, многие жертвы жалуются, что правоохранительные органы не воспринимают их заявления о сталкинге всерьез, не принимая их к производству. В противовес возмущению общественности, в докладе Министерства внутренних дел Великобритании в декабре 2017 было сообщено, что максимальные сроки наказания за сталкинг будут повышены с 5 до 10 лет лишения свободы, что по меркам российского уголовного законодательства относилось бы к преступлениям средней тяжести.

В марте 2007 году уголовная ответственность за преследование (сталкинг) была введена в Уголовный Кодекс Федеративной Республики Германия - §238 StGB. Здесь под сталкингом (ориг. «nachstellung») понимается:

1)   настойчивая пространственная близость лица к другому лицу; 

2)   контакты с жертвой с помощью телекоммуникационных средств связи или через третьих лиц, предпринимающих попытки установления связи с этим лицом;  

3)   ненадлежащее использование персональных данных лица, повлекшее: 

o   нежелательные подарки и услуги;  

o   побуждение третьих лиц для вступления в контакт с жертвой; 

4)   угроза причинением убийства, тяжкого вреда или ограничением свободы жертве либо ее близким; 

5)   сопоставимое предыдущим деяние. 

Сложность привлечения к ответственности за сталкинг в Германии заключается в необходимости доказывать наличие негативных последствий (переезд на новое место жительства, частая смена сим-карты и т.д.), чему активно способствуют многочисленные фонды и организации по борьбе со сталкингом-преследованием, такие как «Die Beratungsstelle Stop-Stalking» в ФРГ, «The Luzy Lamplugh Trust» в Великобритании и подобные.  

В Российской Федерации на момент написания статьи нет ни исследования по количеству жертв сталкинга, ни нормы, способной осуществлять регулирования подобного общественно опасного явления. В 2018 году, с помощью онлайн-платформы Change.org, граждане РФ запустили петицию с требованием ввести в УК РФ норму об ответственности за преследование (сталкинг), но, не набрав нужного количества подписей (на момент обращения, петицию подписали 66 501 человек

Многие отечественные ученые-правоведы, занимающиеся проблематикой уголовного законодательства, считают, что такое общественно опасное деяние как сталкинг уже подпадает под действие ряда статей Уголовного Кодекса РФ (далее – УК РФ), содержащихся в нем с момента опубликования.

Высказывается мнение, что преследование (сталкинг) может подпадать под диспозиции ст.ст.119, 137, 138 УК РФ, при этом, не являясь ни одним из перечисленных статей.

Рассмотрим с точки зрения возможной квалификации по статьям УК РФ следующую ситуацию. Мужчина в течение месяца ежедневно ходит за девушкой, преследуя ее с момента выхода из подъезда вплоть до ее возвращения домой. При этом, он следует за ней в общественном транспорте, идет по пятам на улице, садится за соседний столик в ресторане, фотографирует её в общественных местах или совершает подобные действия, причиняющие беспокойство и дискомфорт девушке. Такие действия со стороны мужчины не могут квалифицироваться ни по одной из вышеперечисленных статей УК РФ, и в принятии заявления девушке, скорее всего, будет отказано.

Так, ответственность, согласно статье 119 УК РФ (Угроза убийством или причинением тяжкого вреда), наступает в тех случаях, когда есть основания полагать, что лицо, угрожающее, имеет реальную возможность исполнить сказанное. Согласно обзору судебной практике по уголовным делам по ст.119 УК РФ, деяние есть сочетание словесной формы угрозы и демонстрации оружия, что никак не соотносится с понятием преследования (сталкинга), где само явление не предполагает использование оружия или иных предметов, используемых в качестве оружия.

В случае ст.137 УК РФ (Нарушение неприкосновенности частной жизни), предметом преступления будут являться сведения о частной жизни лица, составляющие его личную или семейную тайну, охватывающие три понятия: собирание, распространение или публичное распространение данной информации. Определение «частной жизни» не закреплено в рамках уголовного законодательства, однако, в соответствии со ст. 1522 ГК РФ, к частной жизни относятся сведения о происхождении, месте пребывания, жительства, личной и семейной жизни человека. Данный перечень сведений не является исчерпывающим.

Определение Конституционного Суда РФ от 28 июня 2012 № 1253-О содержит в себе следующую формулировку: «само лицо вправе определить, какие именно сведения, имеющие отношение к его частной жизни, должны оставаться в ней». Объективная сторона деяния ст.137 УК РФ выражена в незаконном собирании или распространении указанных сведений, что не распространяется на общедоступные сведения (например, из просмотра социальных сетей, форумов, справочников, сайтов места работы, опроса коллег и знакомых, родственников) – в таком случае, сталкер не подлежит уголовной ответственности по статье 137 УК РФ. Такая узость (либо почти невозможность) применения вышеупомянутой статьи к преследованию (сталкингу) ставит вопрос о введении отдельной статьи в УК РФ, предусматривающей соответствующую уголовную ответственность.

Необходимость введения уголовной ответственности за сталкинг обусловлена наличием у уголовной ответственности не только регулятивной, но и превентивной функции, предполагающей заблаговременное ограждение общества от такой общественно опасной единицы, как сталкер. Зачастую, на практике, государственный аппарат принуждения вмешивается в отношения «преследователь-жертва» только в случае наступления определенных неблагоприятных последствий (когда преследователь уже совершил попытку применения насилия к жертве либо вовсе её убил, незаконно проник в жилище и пр.), что будет квалифицироваться по соответствующим статьям УК РФ.

Опыт зарубежного законодателя в течение более, чем двух десятилетий, обуславливает необходимость введения отдельной статьи в разделе VII, главы 19 (преступления против личности) УК РФ, предусматривающей ответственность за преследование (сталкинг), для восполнения пробела в уголовном законодательстве.

 

Список литературы:

1. Барышева К.А. Преследование как новый вид уголовно-наказуемого деяния // Пробелы в российском законодательстве. — 2016. — №8. — С. 178–183.

2. Голонка А. Упорное преследование ка новый тип запрещенного деяния // Уголовное право и современность. Сборник статей. №4. Том 2. М.: Национальный исследовательский университет «Высшая школа Экономики»: Издательство «Юрист», 2012. С. 46-59.

3. Рыжова О.А., Корнишина Ю.С.. Об ответственности за сталкинг в Российской Федерации и в зарубежных странах - Электронный научный журнал «Наука. Общество. Государство». – 2018. - Т. 6, №4 (24).

4. Burgess A.W., Greeneng D., Hartman C.R. Stalking behaviors within domestic violence, Journal of Family Violence, 12, 389-402.

5. Collins P.I., The Psychiatric Aspects of Stalking in J. Cornish, K. Murray, P.I. Collins, eds., The Criminal Lawyers' Guide to the Law of Criminal Harassment and Stalking. Aurora, Ontario. – Canada Lawbook. -  1999. P. 35-37.  

6. Duggan M. Online Harassment 2017 / Pew Research Center Internet and Technology. 

7. Michele C. Black, Kathleen C. Basile, Matthew J. Breiding, Sharon G. Smith Mikel L. Walters, Melissa T. Merrick Jieru Chen and Mark R. Stevens «The National Intimate Partner and Sexual Violence Survey: NISVS, Summary Report». – Atlanta, November 2011- P. 29-32.

8. J.M. McFarlane «Stalking and Intimate Partner Femicide»– HOMICIDE STUDIES, Vol.3, No.4 – 1999.

9. Pathe M. & Mullen P. (1997). The impact of stalkers on their victims. British Journal of Psychiatry, 170, 12-17.